Туризм

трансфер

Все описанное состоялось в действительности 18 июля в населенном пункте Лондон по вине ООО «Бизнес Сервис Интернешнл» (Business Services International UKLondon W8 4DPtel.+44 207 985 1200mailwww.sales@bsiuk.co.uk в столице России юр. адрес 115162 ул.Хавская д.18 к.2 )

Приходилось Вам бывать в столице Англии? Скитаться по его улицам? Пользоваться его автобусами и старейшим на свете метрополитеном? В случае если нет, то я коротко расскажу, а то не понятно будет. Начну, как следует у англичан, с погоды. Те, кто говорит, что погода в столице Англии паршивая, ненастная, а временами просто напросто страшная — бессовестно врут. Все существенно хуже. Нам, так, например, повезло, у нас за семь дней отдыха было круглых два солнечных дня – день прилета и день отлета. Но, следует отметить, не всем так везет. И все-таки продолжим про Лондон. Это потрясающий населенный пункт и чем значительне его выведываешь, тем значительне он удивляет. То, что англичане предпочитают перемещение «не по той стороне» дороги, перестает удивлять очень скоро, у нас тоже отдельные по встречке, от случая к случаю,… ну а тут все сразу и все время. Что тут такого? Но опосля того, как обращаешь внимание на чем они предпочитают ехать по собственной «встречке», испытываешь довольно чрезвычайное изумление. И как, скажите наименовать как может показаться обычных людей, каковый проживая в «населенном пункте извечных дождей», имея не намного более 10 солнечных дней в году производят покупку авто с кузовом кабриолет? И таковых авто в столице Англии тысячи. К тому же колоссальне изумляют владельцы спорткаров и «заряженных» автомобилей, во пробных вследствие их огромного количества (приблизительно 5-я часть всего парка авто на улицах Лондона), а во вторых вследствие ограничения скорости движения 30 миль в час (в самом центре огромное количество участков где и 20). Но также эти застенчивые цифры (на шкале спидометра спорткара они где-то в нижней зоне погрешности) вам ни разу не увидеть. Причин этому большое количество. Во первейших это светофоры и регулируемые пешеходные коридоры, каковые в столице Англии введены приблизительно через любые 50 метров. Это существенно упрощает регулирование автомобилем, но делает непонятным присвоение всех передач в коробке помимо пробный и задней. Во вторых это велосипедисты, каковых в населенном пункте полнейше (есть в том числе велотакси), и в буквальном смысле слова любый считает своим долгом у светофора встать впереди всех автомобилей и подальше двигаться только лишь посередине дороги. Ну и понятное дело тщательнейшим образом взвешенный алгоритм организации дорожного движения, надежно залучающий пробки в буквальном смысле слова на всех улицах, а в случае если вдруг он может дать сбой, то сразу подключается управленческий ресурс, и экстренно перекрываются мосты, блокируется проезд на самый-самых шумных местах, на год либо намного более перекапывается набережная ну и т.д. Ни у кого перед этим мне не доводилось встречать подобный детально взвешенной, и таковой изощренной блокады движения транспорта в населенном пункте. А, вы думаете, за населенным пунктом вполне можно разогнаться? Как же! В Великобритании наибольше разрешенная скорость на автомагистралях (каких не очень и большое количество) 80, а на высокоскоростных ценнах 56 километров в час!. Следят за соблюдением скоростного режима массовые
телекамеры видеофиксации и штрафы за превышение выписывают сопоставимые со ценностью автомобиля. Для справки — первые телекамеры Gatso в Великобритании «вышли» на дороги уже в 1989 году (в 1958 году некто Морис Гетсонидес организовал корпорацию Gatsometer BV, занимавшаяся разработкой систем слежения. С той поры само слово «Gatso» стало эквивалентом выражения «камера контроля скорости»). В настоящее время в Великобритании плотность камер на милю такая, что выходя из зоны действия единственной, ты сразу влипаешь в зону действия очередной! Вдобавок на почти всех трассах и ценнах Англии есть телекамеры средней скорости. С 2009 года на магистралях Британии возникли ранее не известные «мудрые» speed-камеры. Они по более высокой цене (уже первое первое снабжение дорог новыми камерами обошлось британскому правительству едва ли не в шестьдесят миллионов фунтов стерлингов), но их трудней заметить на магистрали, и они сподручны осуществлять контроль передвижение сразу по нескольким полосам, отличать грузовики от легковушек и подсвечивают плохо читаемые номера не без помощи вспышки. Их от случая к случаю ставят в том числе при выезде и въезде на дорожном участке, где проводятся дорожные службы. В самом Лондоне телекамеры перекрывают друг друга, в случае когда даже их через одну выключить, вам не уйти от «Огромного брата». Да Лично вы посмотрите на схему размещения.Вы изумлены, для чего так большое количество? Для безопасности? Берем статистику по Великобритании и видим, что монтаж камер мало оказывает влияния на аварийность, не говоря уже о том, что по достоверным сведениям на 2010 год, за девять лет сами speed-камеры повлекли за собой 20-ти восьми тысяч аварий! Все поскольку английские водители, приближаясь к камерам контроля скорости, колоссальне смотрят не на проезжую часть, а на спидометр. Может быть телекамеры ставят не для повышения безопасности, а поскольку приносят отличный доход в казну? Ну и для чего, спрашивается, при этом всем англичанам производить покупку Ferrari, Bugatti, Lamborghini либо Porsche Carrera GT? Я хотел задать данный вопрос владельцу безнадежно застрявшего в автомобильной пробке Lamborghini Diablo, какой от отчаяния вырубил двигатель (быть может из экономии — эта малышка в том числе на малом газе кушает не мало) и приподнял дверцу (для вентиляции, скорее всего). И все-таки, когда я подошел ближе и увидел измученное, с крупными каплями пота, лицо довольно полного человека, втиснутого в грубое прокрустово ложе спортивного на подобии, я совсем потерялся мысленно и мой вопрос застрял у меня в горле. Я побоялся, что меня (и мой британский) поймут правильно и мой несложной вопрос покажется джентльмену в спорткаре просто издевательством. И все-таки, я уже успел обратить на самое себя его внимание (как ни как перед глазами хоть что-то чудесное от багажника впередистоящего Ягуара за прошедший час) и для того чтобы не попасть в неловкое местоположение (англичане, к стати, чрезвычайно не любят проникнать в неловкое возложение, хотя, я склонен думать, что, совершают все, чтоб попасть в него), я принял решение задаться вопросом что-то приятелое. Кажется, я задался вопросом, как пройти в галерею Курто. Шофер, не взирая на свое возложение и позу (поза у водителей спорткаров едва ли не лежачая и чем-то чрезвычайно навевающая воспоминания позу представительницы слабого пола в генекологическом кресле), в
деталях и вежливо (как и положено англичанину) известил, что не знает. По истечении чего скользнув по красиво изогнутой приборной панели глазами на центральную консоль, где виднелся дисплей навигатора, на мгновение задумался, но затем повторил, что не знает и снова извинился. Я так же извинился за беспокойство (как то быстро прилипает эта английская вежливость), и пожелав ему счастливо оставаться (я же говорю вежливость английская), обошел его Diablo как стоячего и на личных 2-х ушел в точку стянутый перспективой, оставив его далеко позади. Но, все-таки, для чего он это купил? Чтоб походить на прокисшие «Сливки общества»? Ну ладно, от случая к случаю представительницы слабого пола производят покупку, чтоб приобрести, а не носить. Однако этот мучается но «носит»! Чрезвычайно!А разве не чрезвычайно как, спрашивается, при таком потоке машин англичане добираются до требуемых им мест Лондона? Ну, варианты о передвижениях в пространстве в жанре Гарри Поттера (на метлах, на летучих агрегатах, через дымоход, через канализацию и просто взявшись за руки) как материалисты, отбрасываем. Хотя опаздывая в еще одной пробке и рассматривая под ногами канализационный люк… (да, думаю, именно в Лондонской пробке возникают вот таковые, мягко выражаясь, яростные транспортные фантазии и странные, да что там, просто первобытные, варианты перемещения в пространстве). Я считал, что при таковых пробках и довольно теплом климате увижу на магистралях огромное количество мотоциклистов. Но я сделал ошибку. Толи снобизм, толи дожди, а быть может быть дурная слава байкеров, но мотоциклы в столице Англии пользующимися популярностью назвать нельзя. Хотя байкеры есть. В 1-й же день, добираясь до отеля и выполнясь первыми впечатлениями о вежливых англичанах, мы с подругой жизни услышали первобытный рев моторов. Команда байкеров человек 30, на мощнейших мотоциклах, облаченных в куртки в жанре разбойников 70х, соблюдая все правила движения, на скорости не намного более 30, останавливаясь через любые 40 метров у светофоров и пропуская пешеходов переходящих в неположенных участках, отчаянно газовали, выжав сцепление и рискуя «перекрутить» движки создавали первобытный шум и полные облака дыма. Когда, в конце концов, они удалились от нас на два – три квартала и опять показалась возможность слышать, жена, напрягая голос, высказала предположение, что текущие чопорные джентльмены члены какого-то клуба и просто поехали покататься. Я, так же, напрягая голос, не согласился, что не всякого джентльмена на чоппере (chopper — стиль мотоцикла от англ. «chop» — рубить) можно полагать чопорным в общем-то сомневаюсь, что можно называть джентльменом человека, какой на многолюдной улице сознательно и так громко портит воздух. Как же перемещаться по Лондону? Попробуем на такси. Такси в столице Англии отличается от любого другого. Исторически происходя из кебов на конной тяге, они сохранили все их милые традиции. А следует отметить это были чрезвычайно странные двухколесные повозки. Например, возница в кебе располагался не спереди, сразу за лошадью, как это принято в мире, а сзади за пассажиром на возвышении (в противном случае просто не заметно ни черта) и переброшенными через пассажира органами управления (вожжи) управлял лошадью. По каким причинам при всем при этом англичане не догадались к тому же саму повозку перед лошадью ставить? Я думаю, что приняли решение не
портить пассажирам вид на зад лошади, а наоборот, наибольше сблизив их между собой постарались предоставить, пассажирам, возможность созерцать во всех подробностях всевозможные физиологические процессы, какие в большинстве случаев происходят у всех животных сзади и, уж тем более довольно часто, у больших травоядных, к которым и относится лошадь. Ароматы и насекомые при всем при этом были, как принято говорить, в ассортименте. Понятно, что стоило это уже не дешево, но за наслаждение необходимо оплачивать. Большая цена проезда была обусловлена и тем обстоятельством, что отыскать необходимый адрес в столице Англии чрезвычайно не столько. До такой степени не столько, что в результате, помучавшись некоторое количество сотен лет, довелось дублировать ее специальными индексами. Посольство РФ, например, имеет адрес 6/7 Kensington Palace Gardens, London, и индекс W8 4QP, а всеми известный адрес 221B Baker Street, London — NW1 6XE. Но и этого как выяснилось недостаточно, и в добавок был присвоен двухсимвольный DPS (delivery point suffix) — вместе с индексом он однозначно определяет адрес. Так, например, дом Шерлока Холмса получил почтовый ящик NW1 6XE 1F. Стоит отметить, здорово? Нет, ну теперь-то легко отыскать дом Шерлока Холмса 221B Baker Street, London NW1 6XE 1F или Sherlock Holmes Museum, Baker St, Westminster, Greater London NW1 6XE 1F или…, ну Вы поняли. А в случае если нет, то диктуете эту всю абракадабру кебмену и, о удивительная вещь, вы в нужном вам районе. Основное, произнося это заклятие, ничего внутри него не перепутать! Говорят, что это все легко запоминается. Англичане говорят. Ну те, какие таксисты. Они три года поэтапно это все учат и затем сдают Knowledge (специально предназначенный экзамен). Или же не сдают и в таком случае в который раз учат и снова…, но на проезжую часть выходят подготовленными. Стоит отметить, затем кое-какие «подзабывают» и инициируют тебя «катать по населенному пункту», ну так, самый-самую малость, фунтов на сто. Но неужели это много за возможность войти, именно войти, а не сесть, в ретромобиль, на заднее сиденье (лишь на заднее, поскольку спереди дверь не для пассажиров, а только лишь для багажа, а вот традиционного багажника, какой в большинстве случаев сзади, нет совсем. Незабывайте, вы в Великобритании, следовательно все наоборот, в самых лучших, так сказать, традициях). Тем не менее, вежливые лондонские таксисты все время окажут вам помощь с багажом, популярно объяснив, что вы обязаны просто взять его с собой в салон. Они как говорится готовы поддержать с вами беседу на разные темы, не отрываясь от дороги и бросая фразы через плечо за спину, где вы, сидя на заднем ряду просторного салона, их ловите, ну или воспринимаете смысл. Салон в действительности просторный и больший. Говорят, что высота потолков в лондонском черном такси достаточная, для того, чтобы джентльмен мог сидеть, не снимая с головы цилиндра. Не имею возможности ни подтвердить, ни не подтвердить, ни 1-го в цилиндре в столице Англии не видел, но, я склонен думать, что, или цилиндры в Великобритании были крохотные и плюгавенькие, или джентльмены. А вот изнеможенные ножки вытянуть есть куда, ну в случае если вы, понятное дело, без багажа. И чрезвычайно удобно обозревать из окон улицу, неторопливо проплывая по ней (да именно неторопливо, а куда ты из пробки денешься?). На такси ускоренней не получится, но несмотря на все вышесказанное
получается по более высокой цене, что тоже, по собственному, не плохо. Все это все понимают и все точно также такси существует. Стоит отметить, чрезвычайно? Но должен признаться, что бывает, когда лондонское такси просто не заменимо. В случае если вам необходипо в срочном порядке добраться по точно указанному вам на бумажке адресу, а вы не успеваете — спасет вас только лишь такси. Это беспроигрышно. В случае если довезут вовремя и куда необходимо (практически невозможно, но вдруг…) — то не по наслышке, в случае если нет, и вы опоздали — то у вас и оправдание будет, и человек на которого можно наорать. Со вторым не преувеличивайте. Лондонские таксисты, как и все англичане, чрезвычайно вежливые, но все же всему бывает предел. А у таксистов данный предел оказался в столице Англии нежданно — негаданно близким, а словарный запас необычайно богатым (я не понял и тридцати процентов сказанного в ответ, и в том числе по истечении, работая со словарем, я так и не нашел этих слов, хотя постарался тщательнейшим образом их запомнить (во первейших чтоб затем самому употребить, а во вторых торопиться было некуда, все точно также уже опоздали)). Ну а в случае если не такси, то что? Есть весьма экзотический способ, на какой пробки не оказывают большое влияние. Это вертолеты. В столице Англии их полнейше, но есть пара проблем. Нет, это уже не цены, какие, как и положено при таком варианте, понятное дело заоблачные. 1-я и основная – в вертолет не везде можно сесть, и 2-я – вертолет не везде может быть сесть. Служащие Сити как-то задумывают эти трудности, но для прочих, пока, это уже не вариант. Что нам остается? Понятное дело, запростой и демократичный лондонский автобус! Небезызвестные двухэтажные Рутмастеры! Они сами собой изумительны! Они символ Лондона! Они его гордость! Они его украшение! Они просто блестяще смотрятся на лондонских улицах, неизменно вызывая восторг и намерение проехать на нем хоть пару остановок. Намерение это проходит, когда заходишь внутрь. Нет, и в глубине автобус не плох и в том числе чрезвычайно не плох. В музеи транспорта вам предоставляется возможность все рассмотреть подробно, но лишь в музее. В жизни рассмотреть, что или, непросто по причине огромного количества пассажиров. Я не знаю почему, но именно в автобусах, значительне чем в каком-либо ином общественном транспорте меня действует на нервы общество. А все же терпеть это общество, а обществу вас приходится продолжительное время. По мере приближения к часу пик автобусы набиваются людьми, утрачивают физическая активность по причине нарастающих пробок и в конце концов, величественно застывают, возвышаясь над другими участниками траурной процессии на улицах Лондона. В большинстве случаев происходящий при всем при этом дождь, дополняет картину. Но не дай бог солнышко! Тропическая жара на улице покажется зимней стужей сравнивая с ощущениями в нагретом солнцем и набитом в два яруса пассажирском автобусе без кондиционера. Однако именно автобусом я советовал бы перемещаться по Лондону. Для этого предварительно нужно изучить прогнозируемые маршруты и вполне вероятные альтернативы. Рекомендую перекачать себе на смартфон карту с веб-сайта https://tfl.gov.uk/, и подальше, уточнив пункт назначения, а еще заглавие и количество промежуточных остановок, с учетом остановок по условию, и принимая во внимание интервалы движения по всем подходящим, просчитайте приблизительное
время в дороге, и умножив его на один.8, продумав вспомогательные запасные варианты — заучите маршрут. Не надо пытаться записывать и не полагайтесь воспользоваться смартфоном в период поездки. В том числе сильнейшим людям не удается в лондонском пассажирском автобусе достать что-либо из кармана, по в высшей степени мере целым. Зато и карманников нет. Ну и вовсе не стоит полагаться ни на кого помимо самое себя. Запомните, что спрашивать пассажирам или водителю автобуса бесполезно. Нет, в отличии от отечественных водителей, лондонский легкодоступен, вежлив, все время даст искренний ответ, но лишь вам это уже не может помочь. Поясню на образце, вы подъезжаете к остановке, но не расслышали которой (или же не поняли). И вы просите уточнить водителя, где мы в данный момент. Будьте уверены, ответ будет: — «в пассажирском автобусе». Вы хотите уточнить интервалы движения автобусов по данному маршруту – пожалуйста, ответ будет: — «примерно десять миль», Когда будет ближайший автобус? Excuse me. How long will the next bus be? — About 8 meters, sir. (Примерно 8 метров), ну так далее. И это все будет сказано без тени раздражения, абсолютно серьезно и подчеркнуто вежливо. Да с подобный вежливостью и хамства не следует! По сему, занимаете и учитывайте. Когда возьмете в толк, что готовы выполните первую экскурсию, увеличив коэффициент до «пристрелочного» 2.4 заранее доводите на остановку. Не следует пугаться необычного вида остановочного павильона и того, что стоит он к проезжей части «задом», а к домам на улице «передом». И особенно не следует удивляться, что прекрасная скамейка в глубине остановки сознательно выполнена так, что на нее нельзя сесть. Не забывайте, вы в столице Англии. Я не знаю, для чего должны скамейки, на какие вы не имеет возможности сесть, возможно, это еще одна дань славным английским традициям. Сосредоточьтесь на главном. Ваша задача сесть в необходимый автобус. Убедитесь, что полезный вам автобус прописан на текущей остановке (бывают изменения). Уточните, не классифицируется ли данная остановка «остановкой по условию». В случае если да, то приготовьте билеты, которыми станете размахивать, выйдя на дорогу, увидев автобус нужного вам маршрута. Не забывайте, что автобус заметить легко (он огромный и багряный), а вот вас миниатюрных… В случае если вам благополучно посчастливилось остановить автобус, не раздумывая садитесь в него. В том числе ничтожное промедление даст водителю возможность произнести обычное «извините, но в пассажирском автобусе нет мест» и съехать. Вдобавок, в соответствии 2-го закона англичанина, отличный разгон помноженный по весу вашего тела с учетом багажа дает добавочное преимущество при высадке и рассчитывается по формуле F=(M+m)хA, где А – ускорение в м/с, каковое вам посчастливилось разогнать. Далее необходимо помнить 3-й закон англичанина, что любое поведение вызывает ответное сопротивление равное по силе и альтернативное по направлению. Не вдаваясь в пространные рассуждения, будьте готовы к тому, что находящиеся в глубине автобуса пассажиры будут вам не совсем рады и не совсем гостеприимны, оказывая сопротивление вашим попыткам войти в переполненный салон, с такой же интенсивностью с каковой вы пытаетесь внутрь. Не следует, произносить обычное наше российское «всем ехать необходимо!» — вас не поймут. Не следует ругаться и особенно пытаться применять приемы дзюдо и дзюпосле, вы не в Китае и
никого в этом месте это уже не удивит. Не говоря уже о том, что по 3-у закону англичанина, вы сильно рискуете получить не по наслышке отработанный краткий ответ английским боксом, каковый больше намного более производительный в замкнутом, плотно набитом пространстве. При всем при этом в полусумраке салона (ну раннее утро, на улице, как всегда, дождь, в салоне скудное объяснение, много народа и так далее) вы в том числе не возьмете в толк, от куда вам прилетело. Надо с обязательными извинениями и согласно с 1-м законом англичанина (незабывайте про инерцию) плавно загасить недовольство находящихся вокруг и импульс своего тела, интегрировавшись в упруго деформированную вами среду. По которой причине нужно применять 1-й закон англичанина после 2-го и 3-го зададитесь вопросом у Исаака Ньютона, лучше сказать всего эта чехарда с нумерацией не более чем дань британской традиции. Но основное вы в пассажирском автобусе! Далее считаем остановки. Не забывайте, что на всякой из них будут англичане, каковые не без помощи трех личных законов будут садиться в автобус и, в отличии от вас, они в данном профессионалы. При попадании в пробку покиньте текущий автобус и пройдите пешком до другого или сразу до 3-го. Используя уже описанную схему посадки, продолжайте перемещение. Так, обходя пешком пробки, переходя с 1-го маршрута на альтернативной вы легко можете добраться до места назначения едва ли не вовремя. В случае если опоздали, то повышайте краткосрочной коэффициент до больше всего подходящего вам. Непросто? Но англичане, по моему мнению, добираются как раз так. Хотите совсем без пробок и в разное место, да к тому же за здравомыслящие наличные средства? Чрезвычайно, но в столице Англии есть подобный транспорт! Это метро. Старейшее на свете (1-я линия открылась в 1863 году), состоящее из 11 линий суммарной протяженностью 402 км (без учета Доклендского метро и Лондонской надземки), насчитывающее 270 станций. Станции часто размещены и насчитывают специально предназначенный указатель Underground (по форме как знак «Въезд запрещен» (что, к слову, весьма символично)) над входом. Данный заметный знак все время может помочь отличить неприметный вход, на вид навевающий воспоминания, как правило, вход в общественный туалет. Станции по облику соответствуют входу, и по этому, воспринимаются как нежданно — негаданно чистейшие. По приданию строительство начали три шотландца, какие дождливым вечером (в столице Англии едва ли не все вечера дождливые) шли в паб. У них на троих был один шилинг и всякий хотел в завершении его подержать в руках. Передавая из рук в руки они, в результате, выронили монету, и она булькнула в лужу на мостовой. Приятели взялись искать ее в тусклом свете газового фонаря, но монета не располагалась. Возможно, кто-то из них и нашел ее в луже, но по каким-то причинам не хотел говорить другим, а возможно, монета застряла между камней мостовой, но отыскать ее не получалось. которые проходили мимо англичане, став заинтересованным, остановились, а узнав в чем дело — поспешили прийти на выручку, давая умные советы и разными способами подбадривая друзей в их нелегком деле. Альтернативные случайные прохожие, проходя мимо, тоже хотели прийти на выручку — и толпа советчиков стала расти. Кто-то заключал пари, кто-то стал спор про то, чей совет гораздо лучше, а подошедший инспектор полиции, для порядка, огородил место раскопок. Монета в
результате так и не обнаружилась, но проделанная в поисках ее шотландцами работа не пропала даром и после не очень большой доработки обратилась в пробное метро. После и прочие пробовали найти злополучный шилинг, и показалось альтернативное метро, большего диаметра. Ну и т.д.. До 1933 года продлилось копатье туннелей всеми кому не лень и беспорядочно, но после создания Департамента лондонского пассажирского транспорта (London Passenger Transport Board) усилия были объеденены и были установлены образцы. И все-таки, как принято говорить, было уже поздно. И до сих пор устаревшие ветки лондонского метрополитена проходят в чрезвычайно узких тоннелях малого диаметра. В соответствии с этим и габариты вагонов весьма застенчивые уж тем более по высоте. Встать во весь рост можно только лишь посередине вагона и если соблюдать условие, что ваш рост не менее 160 см. У меня некоторое количество значительне, а у вас? Сидячих мест, по понятным причинам, в вагоне не много и рассчитывать на них не следует. За постоянно мне ни одного раза присесть не посчастливилось. В часы пик один только лишь вид скрюченных в тесных вагонах пассажиров вызывает намерение вернуться на поверхность к автобусам. Но там пробки, а все спешат. И вагоны метро продолжают набиваться как колбасная оболочка мясным фаршем. Сами лондонцы именуют свое метро «The Tube» (Труба) и не зря. В этом месте для проникновения в вагон уже недостаточно трех элементарных законов англичанина. И ваш концентрированный и нормальный организм есть незаменимое, но, как не прискорбно, не довольное требование для поездки. И в том числе отменная реакция и вырабатываное аналитическое мышление, еще не гарантирует успеха. Тут полезны особые навыки. Ну, подобные, так, например, как способность долго обходиться без воздуха. Какое количество вам предоставляется возможность не дышать? Тренируйтесь! Почти все англичане усиленно тренируют свои несложные и организмы в общем. Когда на ближайший по прибытию в Лондон день мы с подругой жизни вышли погулять в дождевиках и под зонтом на свежий воздух Mall (от королевского дворца до трафальгарки), то для начала увидели — были бегуны. Это были не любители воздушной пробежки или посеменить трусцой от сержечного приступа, это были бегущие на границе вероятностей люди. Человек 20, мокрые от пота и дождя, жадно с хрипом хватающие ртом воздух, они яростно шлепали спортивными тапками по лужам, проносясь мимо нас. Один из них совсем было выдохся, и предпринял попытку перейти на шаг, но его заботливо подтолкнули вперед, и он, для того, чтобы не упасть в лужу, вынужден был продолжить бег. Жена испуганно стала вглядываться вдаль выискивая, от чего или кого бежали эти люди. Я тоже стал искать глазами, что-то на подобии капрала со стеком или тренера с секундомером. Ничего такого не было, но несмотря на все вышесказанное приближалась очередная команда бегунов и на сей раз женская. Затем еще бежали молодые люди (едва ли не дети), как и все под дождем и выкладываясь по патологической. Бежали и парочки и одиночки, группами по 5 и по 25 человек, но все бежали так, как я когда-то в армии на марш-бросках не бегал. Жена высказала мысль, что и те, и другие, возможно, запуганные пропагандой, готовятся так к войне, тактично не уточняя с кем. Я не согласился, мол, отличная выносливость и умение быстро бегать еще не все и для преуспевающего ведения боевых влияний нужна и стрелковая
подготовка, и знание техники и всякое разное. Жена, не дослушав оборвала меня и сказала, что все перечисленное мной нужно для преуспевающего наступления, а для преуспевающего отступления достаточно и этого, и предложила мне сделать попытку догнать хотя бы подростка. Я, разумеется, категорически отказался и известил супруге, что в случае если необходимо, то пули вышедшие из калаша кого желаешь догонят, хотя про самое себя подумал, что выстрелить в спину скорее всего не смогу. Но мы спорили недолго и столкнулись на том, что сплошь, возможно, виновата агрессивная пропаганда в средствах глобальной информации Великобритании. Каждый день оказывая давление, она запугивает народонаселение. Так, например, шотландские представители сильного пола одели юбки. Им каждый день твердили, что придут российские и в первую очередь выпьют все их виски, но им будет мало, и они будут продолжать пить все что горит, а когда и это закончится, обозлятся и начнут избивать всех шотландских мужиков до полусмерти и насиловать всех представительниц слабого пола. Ну, шотландцы и приняли решение заготовить виски побольше, а чтоб их не били переодеться…, авось российские спьяну не разберут… Вот так лживая пропаганда повлияла на шотландцев. В данный момент почти все в Шотландии уже понимают, что российские не таковые, но не выливать же очень большое количество лучшего на свете виски, да и к юбкам уже привыкли. И в мире привыкли к тому, что все шотландцы, невзирая на пол носят юбки. Вот только лишь отдельные стали брюки одевать… Вот к этим как относиться? Как к обычному мужику или как к два раза извращенцу, ну на подобии как к одетому в свитер на нудистском пляже? А брюки в Шотландии в данный момент чрезвычайно распространенны! Относительно виски, то мне кажется, именно оно породило в шотландском водоеме Лох-Несс чудовище. Ну как еще без виски в тихих водах озера можно подобное увидеть? Особенно в водоеме с красноречивым названием Лох. К слову, озеро Лох-Несс, как и вся суровая природа Шотландии прекрасное. А горы Шотландии видали? Я, так, например, не видел. А слыхали? Говорят, что добрые и добродушные местные обитатели, всего за 20-30 фунтов, все время покажут место, с которого можно крикнуть, что ни будь в ущелье и услыхать привлекательное многократное эхо с приятным шотландским акцентом на всех языках, помимо китайского (просто в случае если орать на китайском, то эхо начинает по некоторое количество раз переспрашивать). У тех же здешних обитателей вам предоставляется возможность купить и реальную шотландскую овчарку Колли, привлекательную и чрезвычайно разумную. Незабывайте кинофильм про Ле́сси? Шотландцы утверждают, что они у них все подобные, и ежели вы купите себе, то и у вас будет, кому всякое утро приносить вам печатные издания, в том числе в случае если вы и не подписывались на них. Еще в Шотландии имеются собственные фунты, ну как у нас подарочные наличные средства коммерческого банка приколов, которыми они дают сдачу. Ими затем можно в том числе в пабе расплатится, но только лишь в шотландском! В английском пабе вашего прикола не поймут. И все-таки мы отклонились от главнейшей темы. Уже на 3-й день в столице Англии, когда мы вынуждены были обратится к услугам метро, мы поняли, что утомительные тренировки — это уже не вызванная пропагандой подготовка к войне, и в том числе не обычное намерение укрепить организм, а необходимость для
людей, которым предстоит поездка в метрополитене. Нам нужно было попасть в центр, на станцию Covent Garden со станции St.James’s Park возле нашего отеля. Билеты мы приобрели заранее (на метро можно брать «на завтра», это на автобус непонятно почему только лишь в настоящее время, возможно вновь английская традиция), и в очереди к билетному автомату уже стоять не следует было. Маршрут проработан по схеме (схема лондонского метро только лишь как может показаться выглядит так, как ее изобразил дизайнер David Shrigley в 2006 году) и был как бы простым: — от отечественной станции на любом поезде до Victoria, пересадка на голубую ветку до Green Park, далее по синей ветке до Covent Garden и все приехали. Но оказало все довольно сложно. До такой степени не просто, что я предложил супруге выйти к черту до сегодня на свежий воздух и пройти одну остановку до Victoria пешком, благо не далеко. Так и сделали. Но и на Victoria отыскать необходимую платформу с нужным направлением и нужным поездом было не просто. Все кто любит мудреный квест – вам сюда. Не знаю какое количество, следуя бесконечным указателям, мы бродили по длинным узким переходам, натыкаясь на оравы спешащих по делам аборигенов, то поднимаясь по стертым ступенькам, то опускаясь, и нежданно — негаданно оказываясь у выхода на свежий воздух – время, словно, застыло. Два или трижды мы выходили на одну и туже совсем нам не требуемую платформу. Постоянно мы искали в бесчисленных вывесках, покрывавших в буквальном смысле слова все стены вокруг, нужную информацию и не находили! Кстати шрифт Sans Serif был специально создан британским типографом Эдвардом Джонсоном (Edward Johnston) , для фирмы London Underground в 1916 году. Все, что становилось понятно из уведомлений и плакатов есть то, что лондонское метро полнейше опасностей и неожиданностей. Например, как вам таковой, ободряющий, плакат: — (хреновато? Ищите помощь на последующей станции после остановки). Но были и более забавные, на подобии «Не по наслышке смотри куда идешь, а то будет плохо!».Мы не по наслышке смотрели, но куда идти не отдавали себе отчет. И шли не туда. И нам было плохо. Транспаранты, информационные табло, светящиеся вывески и просто таблички в безобразно множестве снабжали мозг абсолютно лишней сообщенией на не полностью понятном языке и лишь путали. Добавляла мешанины и многочисленная реклама. В лондонском метро она отвлекает на самое себя поскольку с юмором и «по теме», в отличии, от отечественной метрорекламы, каковую расклеивают, для того, чтобы поиздеваться и позлить людей (ну а как еще расценить в нашем метро рекламу BMW, далеких перелетов в Америку в бизнес классе, или недвижимости далеко за границей (и державы и сознательных цен)? Или кто-то считает, что рекламщики слегка «заблудились» в поисках целевой аудитории?. И вдруг, абсолютно по стечению обстоятельств, мы вышли куда необходимо! Подошел поезд. В вагоне было эмансипированное место (нас в таком случае это уже не насторожило – мы в лондонском метро были первый раз). И мы вошли, соблюдая «Mind the Gap»(по причине того, что уже спустя одну станцию идут по стопам любые по принципу составы и сами станции изогнутые, образуется сильное расстояние между порогом вагона и платформой, не Гранд каньон, но провалиться между поездом и платформой можно легко). На дальнейшей станции мы вышли, по тому, что стало ясно, что мы сели не в ту
сторону. Довелось искать платформу в «ту» сторону. Отыскали не без помощи аборигена, какой в первую очередь вежливо задался вопросом Excuse me, are уоu stupid or are уоu not English? – (Простите, вы идиоты или вы не англичане?) И поняв из нашего ответа, что лучше сказать всего и пробное и 2-е, едва ли не за руку отвел куда необходимо. Я, сперва, подумал, что это еще одной тесный коридор набитый людьми, но это и была станция. Там у обратной стенки, закрытой от нас гурьбой являлись пассажирского поезда! Но как распознать которой поезд подходит? Нам был нужен именно нашего направления. Над гурьбой было табло, на котором высвечивалась информация. Я принял решение протиснуться ближе, жена, для того чтобы не отстать, потащилась за мной, и вдруг нас понесло, как морской волной. Вам доводилось бороться с прибоем? Ну и как? Вот вам и тут, было тоже самое, с той лишь только разницей, что ни поднырнуть, ни вынырнуть. Нас внесло в вагон, втиснуло, скрючило, утрамбовало. О силе давления я сужу по своим наручным часам, стальной корпус каковых забавно деформировался, как на кинофильмах Дали, а противоударный механизм, не выдержав удара, встал на всю жизнь. Я сразу понял, по каковой причине англичане именуют давку в метрополитене «Мясо!» а также с ужасом осознал, откуда захватилось выставленное в мясном торговом центре на рынке Smithfield части человечественных тел (руки, уши, и в том числе торс). Но мы были крепче стали и, поменяв вектор движения в необходимую сторону, в конце концов, поехали! Нам нужно было проехать до станции пересадки всего пару остановок, но толи вследствие кислородного голодания, толи по причине высокого содержания СО2 но от данной поездки в моей памяти остался только лишь клетчатый жакет из грубоватого материала в каковый уперлось мое лицо. Возможно, что включились какие-то внутренние защитные механизмы, какие заботливо стерли из сознания все ужасы, для того чтобы спасти от психического расстройства. Когда я, в конце концов, пришел в самое себя, то понял, что стою на платформе, рядом жена, которая единственной рукой держит меня, а альтернативной оторванный рукав от своего пиджака. Жена улыбалась. В действительности, генеральное, что мы в добром здравии. Но это был еще только лишь Green Park, другими словами только лишь еще цветочки. Нужно было перейти на прочую ветку. И мы пошли. И мы отыскали! Кроме того сами, так-как добытый по проезжей части нами «язык» русским языком не владел и нашего английского не отдавал себе отчет (вот, к слову, чрезвычайно, в Риме мой британский отдавали себе отчет, в столице Франции мой британский отдавали себе отчет и уже в том числе без рук, а в столице Англии «not understand», как их тут в Великобритании учат, в случае если он своего родного не начинает понимать?). Но мы, отпустив аборигена (а что еще с ним совершать, в случае если и пытки запрещены, и хранить негде), проследили за ним, благо на нем была приметная шляпа. И он, не заметив «хвоста», хотя и кружным путем, но привел нас на синюю ветку. Я не удержался, и приблизившись к нему, ехидно произнес «Спасибо». «Шляпа» повернулась и не ясно откуда взявшаяся под ней представительница слабого пола удивленно глядя на меня произнесла «Пожалуйста». Неотступно следовавшая за мной жена (чтоб не потеряться), строгим, каким-то уж тем более серым взглядом, посмотрела на меня. Положение дела спас подошедший поезд. Соврав супруге, что это наш, я потянул ее внутрь.
Внутрь не пускали. Тут я вспомнил про британскую вежливость и пропустил даму вперед. Далее действуя подругой жизни как тараном и взывая к остаткам благородства сынов туманного Альбиона «gentlemen miss lady please» мне посчастливилось не только лишь жену затолкать, но и залезть самому, кроме того целиком и заранее пригнувшись (и от посильных ответных ударов и чтоб изогнутые двери не прищемили голову). Двери закрылись и поезд тронулся. Нам повезло — это был в действительности наш поезд. Нет, в действительности повезло! Спрессованная толпа молчала в пробах сохранить достоинство или точнее то, некоторое, что от него осталось. Как говорится, реальный джентльмен сохраняет лицо, даже в то время, когда по нему бьют. Вентиляция в случае если и была, то не чувствовалась. Зато чувствовалась невероятная близость со всеми едущими и в том числе почти единение с ними во всех смыслах. В данном вагоне здесь присутствовала не только лишь общая судьба, единий кислород и (не совсем приятный) всеобщий парфюм, но и в том числе мысли, пусть от случая к случаю и не совсем высокие. Мои плохие мысли неожиданно прервали вопросом — буду ли я выходить. Мозг, испытывавший резкое кислородное голодание, лихорадочно стал вспоминать вежливый и цензурный перевод российской фразы «да выйдешь ты нахер!», как вдруг ко мне пришло! Сохраняя на лице невозмутимость (в высшей степени непросто принимая во внимание согнутое по контуру вагона сословие), и указав на запертые двери за окнами каковых мелькали стены туннеля, я ровным голосом произнес: — Sorry, but now I can get out of yourself, sir (Извините, но в данный момент у меня есть возможность выйти только лишь из самое себя). О чудо! Меня поняли! На меня смотрели как на преклонного возраста приятеля, которого давно не видели, а он пришел неожиданно в гости и обыграл в карты на чрезвычайно немалую сумму. YES! И уже на следующем опереже, молодой женщине, робко задавшейся вопросом, способен ли она выйти на последующей остановке я дал ответ «I am sure it’ll break mу heart, but уоu mау leave» (это разобьет мне сердце, но вам предоставляется возможность уйти). И снова YES! На лице англичанки показалась слегка грустная улыбка, как на распродаже где понравившееся платье передают за треть цены, но нет нужного размера. Она покосилась на мою, не могуче знающую британский, супругу, и как лишь на станции открыли двери и у меня появилась возможность ее выпустить, рванулась наружу. Как говорится, стоя у дверей, принимаешь вспомогательную возможность подышать и распрямиться на всякой станции. Сами англичане традиционно тискаются внутри «вагонов для невменяемых» (пробное метро было из глухих вагонов без окон на паровозной тяге, и дым и пар скапливался в туннелях и на станциях) и по причине боязни, что выйдя из вагона, уже не получат возможность в него войти. В действительности в случае если ехать так более 5-и остановок, то сил на посадку уже может и не хватить, но в моем происшествие… А вот и Covent Garden! Как обрисовать нашу радость, когда мы, в конце концов, смогли покинуть вагон! С каким восторгом мы перечитывали буквы на стенах! Не сговариваясь, мы двинулись к выходу. Быстрей на волю! Но путь на волю был не прост. Собственного его не было как говорится. Длинная очередь в не большой лифт заполнила узкий проход . Отдельные очереди удобнее мерить метрами, частичные временем а эту было все равно чем ибо результат будет один —
бесконечность. Как же так! Ну должен же быть выход! И он был. Представитель пожарной службы. Вокруг лифтовой шахты наверх шла винтовая лестница. Нас слегка смутило, что коренные жители не бегут к спасительному выходу. Но в то же время группа девчонок облаченных в одни и те же спортивные костюмы, не мешкая начала быстро подниматься по ступеням и скрылись за поворотом. Мы двинулись за ними. Сперва, все было неплохо, первейшие пять десятков ступеней дались что же касается легко, но выхода все не было и не было. Мы продолжали идти и прошествовали ступеней сто, что называется на одном дыхании. Но выхода не было и довелось срочно открывать 2-е. Мы уже поняли причину, по каковой жаждущих подняться по стремянке было мало. Затем, обгоняя выпавших в осадок на ступени, призывающих и стонущих бога спортсменок, пришло сознание, что девочки эти сами в этом месте в 1-й раз и что… Но хоть идти вверх и было с трудом, идти назад было лишено смысла. И мы шли. Шли! ШЛИ! Сколько пройдет времени, прежде чем мольба муж и жена о привале и возможно с ночевкой стала находить во мне не только лишь сознание, но и выполнение, неожиданно мимо нас, на верх, протопал клерк в костюмчике. Переглянувшись, мы тоже пошли. И снова шли. Шли! ШЛИ! Выход показался неожиданно, когда его уже и не ждали. Победа! На выходе с подобного лондонского аттракциона с именем «Памятник» вручают диплом, что ты, мол, решительной, поскольку сам смог пройти триста ступенек и не вышел из строя. Между прочем, отдельные, так, например драматург Джеймс Босуэлл «ломались». Но на Covent Garden за 200 ступенек ничего не вручали (не вручают даже на станции Hampstead, где нужно преодолеть 320 ступенек). Но нас это уже не расстроило. Мы выбрались из лондонского метро и, вспоминая слова англичанина Чарльза Дарвина «Выносит все тяготы очень сильный», мы чувствовали самое себя не только лишь выжившими, но и сильнейшими! Прощай Труба! Понемногу отходя (во всех смыслах слова) от подземки мы очутились на не опасном от нее расстоянии и принесли триумфальную клятву, что метрополитеном Лондона значительне не пользуемся. И до последнего дня пребывания мы ни одного раза ее не не соблюли. При всем при этом мы за семь дней посетили и Английский музей, и Имперский армейский, и музей Виктории и Альберта, музей науки, музей транспорта, Общенациональный Морской музей, крейсер Белфаст, Общенациональную галерею, портретную, галерею Курто, галерею Тейт, галерею королевы, музей сэра Джона Соуна, и всякое разное. Было и колесо обозрения, и Гринвич, ну и лондонские рынки. Были, конечно, и универмаги, и торговые центры, не только торговый центр игрушек Hamleys, и продовольственные. Как все мы успели – на автобусах, ну и пешком. К, примеру, в один из дней, мы прошествовали пешком от 221B Baker Street, через коллекцию Уоллеса (WALLACE COLLECTION — обалденный музей! Но, как едва ли не везде, в 5 часов всех изгоняют), через торговые центры Оксфорд стрит и Пикадильи (из них не изгоняют, но через два часа лично мне становится тошно), мимо Букингемского дворца до отеля! Как вам? Мы и сами обалдели. Но, уверяю, если вы налегке (из багажа только лишь кофр с комплектом оптики и сама зеркалка) то сил на таковой марафонской дистанции вам требуется меньше, нежели на экскурсию на метро на тоже расстояние. Генеральное одеться по сезону, другими словами в дождевик. Погода в Лондоне… , ну да я уже говорил. По
причине погоды мы до последнего откладывали посещение Тауэра (если уж и стоять в очереди, а затем оплачивать 60 фунтов за 2-х, то хоть фотки приличные чтоб были). И тут когда наступил заключительный день, и откладывать уже было некуда, мы, освободив номер и сдав чемоданы в bathroom storage, отправились в Тауэр. И о чудо! Облака расступились, а к моменту покупки билетов небо очистилось до конца. И мы пошли на штурм крепости! Мы облазили ее всю. Пересчитали всех ворон, замучили, по крайней мере, двух бифитеров и едва ли не обосновались в затемненных размещениях Crown Jewels (Драгоценности Короны). И все-таки, часам к трем мы поняли, что недельный марафон не прошел без следа для нашего опорно-двигательного аппарата и требуется передышка. Перекусили. Посетили королевскую галерею и торговый центр сувениров при ней. Затем были магнитики в подарочной лавке какого-то индуса (полная ерунда, но покупаем в каждом путешествии в каждом населенном пункте. Дома холодильник уже во всех смыслах слова намагнитился). Поглазели на прощание на часовую башню Вестминстерского дворца (как раз так, а не Биг-Бен, как ошибочно ее именуют туристы в 1-й день (Биг-Бен всего на всего колокол)) и окончательно вымотавшись, плюхнулись на диваны в фойе отеля ожидать трансфер. Приятная усталость – так, кажется, это можно назвать словом. Собственно, что дальше? Сидение в пассажирском автобусе, сидение в аэропорту в предвкушении рейса, сидение в самолете, сидение в такси… Непрерывной релакс. К тому же трансфер в 17:30 назначили при стартовом периоды рейса ВА237 в 21:50. Супруга высказала предположение, что это перестраховка на случай пробок, и поведала о том, что она все равно уже «без ног». Автобус Бизнес Сервис Интернешнл прислали в период, и мы, закинув багаж, поехали. Поехали мы, стоит отметить, в направлении противоположном аэропорту Хитроу. И приехали в результате на Уоберн Плейс (на небольшом растоянии от вокзала Kings Cross c которого Гарри Поттер в школу ездил). Забрав группу отечественных соотечественников, устремились дальше. Но, не в аэропорт, а окольными задворками и путями куда-то на северо-запад. Это был уже совсем альтернативной Лондон. Нет, не трущобы, но откровенно ограниченные в финансировании районы. Бедность не порок, но глаз она не радует. Мне пришла мысль, что возможно нам специально приняли решение, в завершении, продемонстрировать «не парадный» Лондон. Хотя глядя на то, каковой концентрации, знания габаритов и глазомера требовалось водителю, что бы протискиваться на очень большом пассажирском автобусе по узким и запаркованным улочкам… Не раз мне казалось, что мы, в самых лучших британских традициях, попали в безвыходную положение дела (едва ли не как Винни Пух), но водителю как-то все таки удавалось выкручиваться. Нам оставалось любоваться на лондонское захолустье. Хотя, по собственному, эти удаленные от центра малоэтажные районы, это же не лишены своего рода шарма. Не показная, но истинная красота была в этих улочках и в обычных англичанах, какие, не обращая на нас внимания, занимались своим обыденным. Наконец-то, именно простая жизнь обычных людей все время вдохновляла и питала основное количество писателей, поэтов, художников и кинорежиссеров. Но мы ехали не за вдохновением, а за соотечественниками, какие резонно решив не переплачивать за обитание в самом центре населенного пункта, по собственной воле обрекли самое
себя на помещение в комфортабельных гостиницах, но в не совсем комфортабельных местах. В еще одной подобный отель на Уэстборн Гров (далеко за Гайд-парком) со застенчивым названием Lords (Лорды) мы принеслись забрать отечественных лордов, когда на чесах было без малого семь. И как я понял, это был еще не заключительный отель на нашем извилистом пути. Сделав комплимент обзорной экскурсии по Лондону, по протяженности маршрута превышающей всеми известный синий маршрут Big Bus Tour, я поинтересовался, а успеваем ли мы в аэропорт? Ответ сопровождавшей нас представительницы Бизнес Сервис Интернешнл был неопределенным и настораживающим. Из него следовало, что она знает от водителя про пробки, но надеется на то, что успеем. Время в действительности, как принято говорить, у нас еще было. Поехали скапливать соотечественников дальше. Насобирав патологический автобус, устремились по направлению Хитроу, но уже где-то в участке Кромвель роуд угодили в цепкие объятия пробки. Пару месяцев наш автобус еще полз причем даже на полколеса обогнал ехавшее рядом Феррари, но довольно быстро движения его стали судорожными и редкими. Со временем и конвульсивные движения стали затихать. Якорь спасения, что успеем, уменьшалась как раз пропорционально скорости движения, а когда наша пробка обратилась в чрезвычайно большую парковку, просто растаяла. Волнение собравшихся стало перерастать в нетяжелую панику. Вечер совсем перестал быть томным. Стали поступать различные не совсем нормальные идеи, как, так, например, арестовать вылет сообщением о заложенной бомбе. Я стал проявлять интерес, как Бизнес Сервис Интернешнл (БСИ) будет компенсировать потерянные по причине их трансфера билеты, в одно и тоже время гадая, на каковое число я как говорится смогу теперь приобрести билеты в столицу России и, в соответствии с этим, какое количество нам в аэропорту жить как Солдену придется (на приличный отель уже могло и не хватить). Услышав про компенсацию, представительница БСИ выхватила, как видно давно заготовленную фразу, суть каковой сводилась к тому, что мы еще можем успеть, если поедем на метро. На метро! Вспомнилось не так давно пережитое в подземке, досталось все, что нас ждет с учетом багажа и протяженности маршрута, вспомнилась, и клятва не пользоваться Трубой… Мы переглянулись с женой и поняли друг друга без слов. Неужели именно в настоящее время нам предстоит умереть «в один день» и подобный ужасной гибелью? А где «долго и счастливо»? Нет, не таким обещал быть конец отечественной жизни и отпуска. Картинки из прошлого сами по себе стали возникать в сознании причем даже не самый-самые приятные из них вдруг стали согревающими и милыми. Разум не хотел сдаваться, он отказывался примириться со скорым и страшным концом, он требовал перенести вылет, но автобус отчаянно бибикая уже сворачивал на боковую к ближайшему метро. Конец был неизбежен, оставалось лишь только с достоинством встретить его, не посрамив личной Родины в глазах англичан. Я окинул прощальным взглядом соотечественников разбиравших багаж. Судя по напряженным лицам, всякий из них уже имел «наслаждение» ознакомиться с отличительными чертами перемещения на лондонском метрополитене. Серьезные мужики и не скрывающие испуг представительницы слабого пола, помрачневшие старики (одна старушка была просто в предынфарктном состоянии) и переставшие улыбаться молодые
люди. Уж тем более жалко было молодых людей, юные, могли бы жить к тому же жить. Багаж тоже у всех был всякий. Уж тем более сохранился в памяти чемодан из коллекции «мечта мародера», каковый в перспективе, весьма субтильного, владельца смотрелся просто сногсшибающе. Разобрав багаж, сложились с силами и в кучу. Сопровождающая БСИ выдала карточки для проезда в 6-ю зону и, предупредив, что поедем с пересадкой до пятого терминала и нам идеальне не теряться, повела нашу толпу навьюченных в Underground! Эскалатора, конечно, не было, и спускаться довелось по сточенным до полукруглого состояния ступеням. Это и без багажа не просто, а с тяжелыми чемоданами в руках и кофром на шее… Уж тем более мешался кофр – он закрывал обзор, и что там под ногами доводилось лишь только догадываться. Накопившаяся за семь дней усталость возродилась в мышцы, усиливаясь с каждым шагом. Чемоданы обрывали руки. Пот струился по лицу и заливал глаза, а вытереть было нечем – руки заняты. В висках стучало, в горле пересохло. Чрезвычайно желалось передохнуть. Бросить все и остановиться хоть на минуту. Но нельзя. Нельзя отставать. Остановиться значило остаться в данной чертовой Трубе если не на всю жизнь, то на много времени. Ну вот, в конце концов, и платформа! Не Covent Garden слава богу! Дошли все, не только предынфарктную бабулю с чемоданом не менее моего! Дошел и чемодан «мечта мародера», с намертво прицепившимся к нему хозяином. У юных только лишь, по моему мнению, вещей уменьшилось, тем не менее, у меня есть возможность допускать ошибки. В конце концов можно в предвкушении пассажирского поезда перевести дух. Сопровождающая БСИ попросила нашего внимания, чтоб сообщить нам две новости, одну отличную, а приятелую отрицательную. Не хороших новостей в настоящее время нам уже было достаточно, но спорить ни кто не стал – не было сил, восстанавливали дыхание. Отличная новость заключалась нет никаких сомнений в том, что мы все, без потерь, дошли до платформы, а плохая нет никаких сомнений в том, что платформа эта не та! Нам нужно было теперь подняться по ступеням наверх, пройти до приятелой платформы и спустится по тем же ступеням вниз. Только лишь не восстановившееся полностью дыхание не позволило мне покрыть славным трехэтажным матом и представительницу БСИ, и ее компанию, и все лондонское метро, и любую его станцию, и всякую ступеньку на всякой из станций. По каковой причине мы оставили в живых сопровождающую из БСИ, и не превратили ее в Анну Каренину, тщательнейшим образом инсценировав происшествие? Нет, гуманность тут не при чем. Нам просто, пока мы в Трубе, нужен был проводник, ну хотя бы и таковой. Это все отдавали себе отчет, не только представительницу, которая беззастенчиво этим пониманием пользовалась. Начали восхождение. Подниматься, как разумеете, было еще непростей, чем спускаться. Преимуществом было то, что теперь если споткнешься или оступишься, то упадаешь сверху на чемоданы, а не как при спуске на копчик, а чемоданы на тебя сверху. Опосля того как я решил воспользоваться этим преимуществом во 2-й раз, жена приняла решение, что мне необходимо прийти на выручку и предложила один из чемоданов нести вдвоем. Возможно, подумал я, она просто не сомневалась, что я гордо откажусь. Но я не категорически отказался, не до позерства. И супруга поправив свою сумку, захватилась за ручку чемодана. Всего лишь через некоторое количество
ступенек, я понял, что недооценил женскую хитрость. Вспомнился детский мультик про Чебурашку, каковый предложил нести вещи, если его лично понесут. Затем вспомнились мыли — бросить чемоданы на стремянке, все же если бы я их в таком случае бросил, то мог пройти полпути налегке. Чтоб каждый бред не лез в голову, я принял решение занять ее приятными размышлениями. Ну, так, например, стал выдумывать казнь, хорошую работников Бизнес Сервис Интернешнл, за их трансфер. Получалось что-то на подобии аутодафе через повешение в период расстрела на электрическом стуле в газовой телекамере сразу после губительной инъекции. На рассуждениях, как еще к этому добавить отрубание головы не испортив повешение, закончился подъем. Не очень большая пробежка с чемоданами по коридорам и снова спуск. Перебирая ногами по ступеням в предвкушении, что в каждый миг мой спуск станет скоростным, мне подумалось, что придуманная мной казнь слабовата и скоротечна. Нет, необходимо что бы сволочи из БСИ как положено помучались перед самой смертью. Чтоб оравой по туннелям и ступенькам, да чтоб с набитыми чемоданами, да чтоб если опаздают…! Что, произнесете, что я уж очень безжалостный? А они? В конце концов вывалились на платформу. На изумление пустую платформу! Это могло радовать новичков, но людей уже познакомившихся с лондонским метро это насторожило. Надпись на электронном табло это же не радовала сообщением «посадки нет». Глаза в испуге забегали в поисках вспомогательной информации. Лондонское метро довольно часто выходит из строя а также чаще, обычно в субботу и воскресение, останавливаются на профилактику некоторые участки и круглые ветки («Planned engineering works»). В настоящее время была суббота! Где чертова информация? Где — Good Service (все работает как необходимо) — Minor Delays (не очень большие задержки на линии) — Severe Delays (глубокомысленные задержки) — Part Closures (части линии заперты) — Suspended (линия не работает) — Bus Service (особые автобусы курсируют по маршруту замкнутых станций метрополитена) — Planned Closure (запланированное скрытие) — Reduced Service (повышенные интервалы между поездами)?.Информации не было, но несмотря на все вышесказанное была крыса! Она неторопливо семенила по своим делам вдоль платформы. Вспомнилось кем-то пересказанное содержимое объявления на единственной из станций Лондона — «Внимание! Последние несколько лет все чаще и чаще происходят случаи нападения мышей на пассажиров этой станции. Если вы не хотите начать еще одной жертвой Фэррингдонских Мышей, пожалуйста, заправьте штанины в носки.» Крыса неторопливо скрылась. Скрылась куда-то и представительница БСИ и это тоже не добавляло оптимизма. Мы продолжали стоять. Кто-то высказал предположение о потенциальной забастовке сотрудников метро, они происходят в Лондоне систематично как отдельными ветками, так и всем метрополитеном. Последняя, всеобщая, длилась некоторое количество дней и завершилась аккурат перед нашим прилетом. Но, как бы, не объявляли. Очередное предположение касалось возможного, локального, ограничения движения, например по причине падения на рельсы человека, или листьев (в действительности подобное бывает, а также снег и др.) Непонятно почему вспомнилась мифы о привидение пассажира на скрытой станции Kingsway и о привидение артистки на Aldwych (скрытых станций в Лондоне более 40!), о затерянных
работниках метро где-то на севере Лондона, каковые питаются мышами, а от случая к случаю и «человечиной» по стечению обстоятельств забредших, и живут они там давным-давно, отрекшись от мира, забыв человечественную речь и потеряв людский облик. Неожиданно громогласный и от этого совсем неразборчивый голос заставил вздрогнуть. Через громкоговорители зазвучал скорее всего женский голос, сообщивший, что посадки на поезд не будет. Почти все не поняли сообщения и стали переспрашивать у альтернативных, которым появилось, что они разобрали произнесенное причем даже правильно поняли. Началась легкая паника. Неожиданно нашлась представительница БСИ (а я уже считал, что смылась от расплаты) и что-то стремилась объяснить, но на станцию выскочил поезд. С шумом, на полном ходу, он пронесся мимо нас и скрылся в туннеле. Мы, ошарашенно, посмотрели ему в след (нет, ну хотя бы ходят! хоть и мимо нас). И в наступившей тишине услышали глас, что дальнейший пригодний поезд наш. Немного отлегло. Линчевание представительницы БСИ было отложено. Ждали поезд. Ждали… Кто-то стал шепотом материть «канализационные трамваи» (одно из пробных наименований поездов лондонского метрополитена), с ужасом обнаружил, что это я сам! Был замечен поезд. Он двигался как в рапиде, нарочно испытывая наше терпение. Перед нами проплывали вагоны, насыщенные ничего не подозревающими и за счет того привычно спокойными местными жителями. В конце концов поезд вполз на станцию целиком и встал. Неторопливо открылись дверцы. Мы рванули внутрь, беззастенчиво используя и преимущество тяжелого багажа по второму закону англичанина, и британскую вежливость по 1-у закону, пропустив дам вперед и другие, не полностью спортивные методы. Ошарашенные коренные жители, не ожидавшие аналогичного штурма, не смогли оказать ни достойного сопротивления, ни недостойного. Под нашим натиском все были сметены с прохода в тесную глубину, где признавая нашу безоговорочную, жалобно молили о пощаде. И мы, конечно, в самых лучших российских традициях, проявили милосердие к побежденным, а зря. Нет, я сам виноват, что увидев как легко мы «давим шведов» заботливо пропустил вперед самое себя не только лишь жену, вручив ей один из чемоданов, но и бабульку. Они вошли. А вот я нет! Проявившие гуманизм в самом центре вагона остановились, освобожденные пространства заполнились плотной массой из соотечественников и багажа и я физически не имел возможности преодолеть эту, намного более концентрированную преграду. Решив, что больше всего хилое звено это пропущенная мною вперед бабулька, я, по 1-у закону англичанина, втерся в вагон, но чемодан оставался с наружи! Вытолкать из вагона бабульку ради своего чемодана я не имел возможности по моральным причинам. Бросить багаж? Нет, российские своего не кидают! Низкий потолок мешал перебросить… Неожиданно бабулька, исполнив малопонятный, и лучше сказать всего запретный в Великобритании прием бедром с подворотом выпихнула меня из поезда. Я выскочил из вагона и бросился к располагающейся рядом двери, но и там уперся в плотно сомкнутые задние части соотечественников. Нет, я к ним всей душой, а они ко мне… Я метался по платформе в буквальном смысле слова не находя себе места! Поезд обещал вот-вот тронуться. От отчаяния я рванул к последующей двери и со всей имеющейся, выставив вперед чемодан, пошел на таран. На счастье в эту дверь вошло не так много
отечественных и мне посчастливилось втиснуться. Закрылись. Поехали. Осмотрелся. Втиснулся не плохо. Вроде как были наши молодые люди, а с приятелой вполне мягкая аборигенка с восточным лицом и как принято говорить 90, 60, 90. Еще бы и рост не 145… Заметив, что я на нее смотрю (хоть и смотреть было не на что) она, скорее всего в поисках похождений на свои вторые 90, высказалась (если я правильно понял) в том смысле, что нехорошо «раздевать глазами». Я извинился и резонно заметил, что руки у меня заняты багажом. Меня явно не поняли, и я добавил комплимент: — «Вам не говорили, что Вы неплохо выглядите для собственных?». Не все произнесенное мне в ответ у меня появилась возможность перевести и понять, кажется, что-то как бы возмущения насчет которых то «понаехавших» с чрезвычайно огромными чемоданами. Международного скандала, лично мне, было ненужно, и я поспешил вежливо согласиться и сказал, что в действительности понаехавших, уж тем более с востока, в Лондоне огромное количество. С чего она приняла решение, что это я про нее? Почему я расист? Географически я тоже с востока приехал. Как говорится, следует отметить в Великобритании расистов не любят. Те, кто говорят, что все англичане расисты, однозначно делают ошибки. Да, подлинные англичане не любят разных арабов, негров, китайцев, индусов, ирландцев, шотландцев, немцев, французов, поляков, российских и почти всех, почти всех прочих, но неужели на основании этого можно выполнять выводы, что все англичане расисты? Наконец-то подлинных англичан в Великобритании не очень и много осталось, и будучи в меньшинстве могут себе позволить… Ну, от случая к случаю кто-то едет на восток и воюет там, или вот молодой человек из успешной лондонской семьи комментируя на безукоризненном английском отрезает головы. Это я про Джихади Джона. Или, к примеру, принц Гарри гуляет в фашисткой форме со свастикой на рукаве, и тоже, к слову, не произнесешь, что паренек из дурной семьи. Ну, Майк Паркер «выскажется»… Но я эти высказывания и действия осуждаю. Как как говорится можно быть расистом в вагоне лондонского метро, где сплоченные как ни где, едут на половину арабы, а на половину просто с «востока»? Вежливо отклоняя обвинения в свою строну, и в одно и тоже время, отклоняясь в сторону юных соотечественников, мне посчастливилось воплотить 3-й закон англичанина и снискать прохладную благосклонность в свою строну. И уже последующая просьба забрать с ноги мой чемодан уже звучала не менее раздраженно. А когда я в ответ переспросил, по которой причине именуют чемоданом мой российский кошелек (why do you call a suitcase in my russian purse?), мне едва ли не улыбнулись. Оставалось уточнить, живы ли мои юные соплеменники. В предвкушении не лучшего я попытался полуобернуться и спросил как они там. Ответ меня приятно удивил и дал понять, что недооценил я нашу молодежь… Забавными, хоть и слегка задавленными голосами, мне дали ответ, что как на дискотеке! Только лишь музыки не хватает. Да… А мне недоставало воздуха. Лучше, что мы уже прибыли на пересадочную. Пересадка на синюю линию «Пикадилли» прошла привычно тяжело. Тупая усталость совместно с ощущением дежавю, слегка разбавленная радостью от воссоединения с женой. Переходы, вывески, ступеньки, перрон. В висках стучало, во рту пересохло, в руках чемоданы, перед глазами квест. В Хитроу три различные станции метрополитена, с единственной вы проникнете в терминалы 1,2 и
3, с двух альтернативных — в терминалы 4 и 5 в соответствии с этим. Поезда в соответствии с этим всякие. Нам нужен был к 5-му терминалу. Лучше, что не поторопились с судом Линча, и представительница БСИ была жива и имела возможность говорить. Наш поезд пришел не больше набитый и составлен был из более больших вагонов. На штурм пошли все вместе, сопливый гуманизм был отброшен, и посадка прошла на Ура! Хотя, собственно, «Ура» мы и не кричали. Тронулись. Поездка по расчетам обязалась занимать в пределах часа. Оттого, что мои часы перестали демонстрировать после первейшей поездки в лондонском метро, я принял решение посмотреть, какое количество в данный момент часы на временах у кого-то из рядом стоящих и держащихся за поручень. На изумление, не взирая на лес рук, часов было мало. Ну что же, я их понимаю. Ага, вот тут какое количество по Гринвичу? Сколько…? И наколка на данной руке странная какая-то «ДМБ95»! Ну, англичане! Как же по тихому и не доставая мобилу распознать время? Озираясь по сторонам, столкнулся с пытливым взглядом юного аборигена. Хотел задаться вопросом его, но он быстро опустил глаза и отгородился от меня раскрытой книжкой. На обложке значилось «Как одержать победу нечисть» (How to defeat evil). Сопоставив его взгляд с названием книги, и представив, на кого я в данный момент похож, принял решение помолчать и не провоцировать экзорцизм. Наконец-то, какая разница, стремительное от этого ехать не будем. Когда приедем, в таком случае и приедем. А ехали, как раз сказать, не быстро. Даже желалось выйти и подтолкнуть. Народ от станции к станции уменьшался, кто-то выходил на личных остановках, кто-то выходил из вагона демонстративно (молча косясь на нас), жаждущих входить в наши вагоны не было, и в результате поездка не прекратилась хоть и стоя, но с некоторое количество огромным комфортом. Я посмотрел, в конце концов, время. Через 40 минут заканчивание регистрации. И все-таки! Проехали только лишь треть, а также поезд выполз на поверхность и явно сбросил скорость, давая возможность любоваться окрестностями. Вот только лишь любоваться не желалось. Вечерело. Вновь посетил образ Солдена, пришло сожаление бездумно потраченных на слабоумные сувениры «лишних фунтиков». Интересно, по чем нынче в Хитроу поесть? А пожить? Калькуляцию прервали голоса соотечественников, споривших о правильности выбранного нами поезда. Эпицентром возмущения была бабуля. Услышав еще одно оглашение, она приняла решение, что едем к терминалам 1,2,3 . Дождался со всеми следующего объявления и, в затаившим дыхание вагоне, услыхал, что едем мимо терминала №4 к терминалу №5. Бок о бок со всеми выдохнул. И бабушка выдохнула, что-то как бы «Отче наш, иже еси на небеси…». Неожиданно ко мне подошел простовато облаченный абориген и настоятельно попросил отдать ему мой билет, добавив зачем-то «пожалуйста»! Вот даже грабители у них вежливые. Но без билета мне не выйти из лондонской подземки, только лишь через штраф. И часы нет. И, основное, что он таковой нахальный! Из числа бела дня, в людном участке и было-бы «их» много, а я один, а то все же наоборот… Может вооружен? Точно, в руке электрошокер какой-то. Но все равно, не на того совершил нападение! Через две секунды наглец был в полусогнутом, с заломленной за спину рукой все та же сжимавшей электрошокер. Жилистый. А реакция слабая, давно отпор видно не приобретал. И что дальше? Периоды на возню с ним
в работников полиции нет. Ну, что произнесешь теперь приятель? «I’m an inspector, I’m the conductor» (я контролер) был ответ. Dedicated to a better journey ??? «Он контролер» — подтвердил, протиснувшись ко мне толи напарник, толи пассажир. Черт, мне говорили, что тут у них в метро по вагонам контролеры без формы ходят, но…, вышла ошибка. И часы нет на жандармерию у меня… Вроде замять. Помогли рядом стоящие, густые извинения, вид идиота-иностранца и сам контролер, каковый воспринял неприятное событие с юмором, и казалось искренне рад, что приняли его за «простого грабителя», а не за налогового инспектора полиции. Провожая контролера, проверяющего своим «электрошокером» билеты, самыми теплыми мыслями и словами, еще раз подумал, что наше метро, без сомнения, лучше будет, а вот люди… Еще одно оглашение: — «Please mind the gap between the train and the platform. This is Hounslow West. Customers for Heathrow Terminal 4 should change here and wait on this platform for a train to Terminal 4. This is a Piccadilly line service to Heathrow Terminals 1, 2, 3 and 5». Подъезжаем, и все-таки. Все встрепенулись.На платформе пятого терминала мы выявились за десять минут до окончания регистрации, но до регистрационной стойки еще нужно было добраться! Бегом к лифту! Ожидание лифта отечественной командой было уж тем более живописным. Имея вид загнанной и изгнанной нечисти, патологические мечты, что еще успеваем, в нетерпении переминаясь, как перепившие на трибунах стадиона пива болельщики переминаются в период перерыва в очереди у туалета, в одно и тоже время осознавая, что сразу всем в лифте нам с багажом не поместится, вроде заранее извиняясь, виновато прятали глаза друг от друга. Лифт приехал. Как в него садились, не скажу, стыдно. Далее подъем, беготня по коридорам и финишный рывок к опустевшим стойкам регистрации. Регистрировались уже не спеша, чтоб все смогли на другом лифте догнать. Российские собственных не кидают, а только лишь отпихивают, когда на голову в лифте сесть стремятся. Зарегистрировались в результате все. В оставшееся до посадки в самолет время заглянул в кафе. Пить желалось и необходимо же выведать по чем нынче «пожить в Хитроу». Увидел расценки и не поверил. Переспросил у бармена, по чем чашка чая. Он озвучил. –«Черт.., А кофе»? –«Два черта, Сэр». был его ответ. Для чего я написал это все? Во пробных, я добрейший по натуре. Совсем не никогда не забуду зла ну и в следствии этого записываю. Во вторых, хочу предупредить всех, кто собирается в Великобританию, об опасности какую, без сомнения, воображают «дешевые» (ну если не дороги вам здоровье и нервы) трансферы Бизнес Сервис Интернешнл.

P.S. По прибытию оформил претензию и получил компенсацию за трансфер досудебным порядком.

P.P.S. В Лондонском метро работает музей затерянных вещей . Кроме зонтиков и сумочек, там есть велосипед, конское седло, кинофильмы. Почетное место в выставке занимает гранитная плита с надписью: «Ни разу не забудем».

Related posts

Сплав на катамаране Койва-Чусовая-Усьва с bob8306.Часть 2.

travel

В гостях у Хозяйки Медной Горы 2 Пещера Бачо Киро

travel

Мон-Сен_Мишель: по проезжей части с пилигримами

travel

Населенный пункт искусств и наук. Солнечная Валенсия

travel

Оперный театр Земпера в Дрездене

travel

MSC Musica

travel

Leave a Comment