Туризм

Петербургский трактат

Питер. Наблюдения, воспоминания и размышления…

Поездка в Питер созревала длительное время. Прошло семь лет, как я не желая того променял его на Москву. Жалел… Первые полгода каждый день сравнивал их между собой. Но затем все реже и реже становились встречи, и тем дальше я отдалялся от населенного пункта, не взирая, что одиннадцать лет прошествовали в этом месте, а 3-е детишек остались жить на невских берегах. Почти все столичные жители, к тому же не только лишь они считают Питер «культурной столицей» и нахваливают его за то, что внутри него, дескать, меньше гастробайтеров, пробок, и улице почище, за квадратно-прямоугольные кварталы, к тому же народу больше читающего, и дышится легче. Скорее всего, это что же касается и субъективно. Как и мой рассказ о нем, базированный на воспоминаниях и ощущениях.

Если российская авиационная компания налаживает акцию-распродажу, то следует искать подвох. Купив билеты туда-обратно за 3500 руб., я с удивлением обнаружил, что перед отлетом они упали в цене на пятьсот. В таком случае, как при попытке обменять один сегмент с меня запросили 5700 руб. Первобытный бизнес…так и вовсе не разродившегося капитализма.

Пулково. Сюда я совершил посадку киевским рейсом в начале мая 1991 года. И спустя двадцать 4-е года я опять прилетел в данный аэропорт из Домодедово. Для начала удивило в таком случае, это низкий небосклон и белые ночи. В настоящее время к небосклону был готов, а романтические ночи остались в лете. А Пулково в данный момент отличался от столичных собратьев в хорошую сторону. Сеть интернет, эскалаторы, лифты, стекло и бетон; малолюдно, тихо и пустынно. На выходе всего три-четыре дежурных таксиста с предложением подвезти. Здесь же автобусная остановка и автомат по продаже электрических билетов. Парочка туристов-испанцев не имели мелочи и категорически отказались от покупки. И вовсе не сделали ошибку, — в пассажирском автобусе живой кондуктор и вовсе не было турникетов. О таком в столице России забыли, хотя градоначальник к тому же в 1-й месяц своего правления должен был их снести и посадить контроллеров. Но по всей видимости за это промежуток времени все ПТУ по их преподаванию закрылись, сами же они вышли на пенсию или в охранники. Кто не имел наличности, оплачивал проезд банковской картой через терминал в салоне автобуса минского производства.

«МЧС сообщает: штормовое предупреждение! Днем 5-го декабря по востоку Финского залива сохранится юго-западный ветер 17-20 м/с. Избегайте пребывания в зоне отличных деревьев, плохо укрепленных конструкций и маркетинговых щитов. Будьте осторожны и наблюдательны!» — как абонент Мегафона я порадовался за сердцещипательную заботу министерства, рассылающего такого рода спам каждые три-четыре часа, а как абонент МТС позавидовал таковой гиперопеке.

Метро – 2-й вид общественного транспорта, встретившийся мне. Все еще турникеты принимают желтенькие медно-никелевые жетоны, обеспечивая работу Монетного двора. Но помимо прочего имеется и бесконтактная карта. Цены колеблются от 28 до 31 рублей за экскурсию. Заметно больше рекламы, оно интуитивнее, ярче, чище, понятнее и красивее столичного. Пассажирам рекламируют новостройки и квартиры-студии. Все линии в выделенных цветах, в которые раскрашены и станции. В самом центре платформ, вестибюлей и на выходе детальные двуязычные карты района, что заметно делает
легче ориентацию на местности. Беспроводной сеть интернет в метрополитене пока что не пришел, но несмотря на все вышесказанное все названия имеют британскую транслитерацию. Расстояние среди них сравнительно не очень большое и сигнал сотовой связи не успевает пропасть. Из приметных удобств – это большое количество банкоматов всех цветов и мастей и полное отсутствие очередей к ним; наличие пандусов для детских и инвалидных колясок. Помимо прочего на любой станции газетный киоск «1-я полоса», какой популярен из числа пассажиров и на всех дверях двуязычное предупреждение про их придерживании.

Метро «Московская», куда через двадцать пять минут приехал автобус из Пулково тоже имеет существенные отличия. Колеи движения подвижного состава замкнуты от пассажиров стеной и раздвижными металлическими дверьми. Это связано с заботой о безопасности человека едущего, для того, чтобы пассажиры смогли эвакуироваться в случае прорыва Невской воды. В самом центре вестибюля информационный стенд, видеотелефон для получения справочной информации.

Тротуары. В Питере предпочитают асфальт. Это заметно, когда везешь чемодан по тротуарной плитке, какой обложили всю Москву. Скорее всего, она экологичней и дает возможность нашей планете дышать, но колесики изнашиваются быстрее, как и туфли с каблуком «шпилька». Но что то, что это покрытие представляет собой хранилищем грязи и скапливает лужи. Не выучились у нас к тому же безукоризненно укладывать плитку или заливать асфальт. Трещины, сколы, провалы, лужи и грязь. Контраст по истечении посещения Европы или цивилизованной части Азии. В большинстве случаев же глаз замыливается и как будто, что так и должно, когда не имеешь возможности надеть светлые брюки, когда через год-два ботинки покрываются морщинами.

Гостеприимство. Мое детство прошло в пригороде Киева. И меня зачастую поражало питерское хлебосолье. На Украине распространена т.н. «индийская модель». То есть когда приходят гости и довольно часто без приглашения и в любое промежуток времени суток, то владелец отдает самое себя им как следует. В северной столице хозяева могут спать, функционировать, съехать, так, например, в театр, Эрмитаж, чистить ванну-унитаз или пылесосить, предоставив гостю свободу выбора….

Что выполнять рано утром в шестой день недели? Приятели уехали загород, детям не до папаши, а плана нет. Погода не сулящая ничего плохого не ненастная, что довольно не часто для северной столицы, уж тем более зимой. За двенадцать месяцев в городе наблюдается всего семьдесят солнечных дней. Я знал, что мне подфартило, и взяв фотографический аппарат, ушел на экскурсию. Все же в прошлом я все время устраивал ее для посетителей с авторскими фотографиями и комментариями.

Спальные районы не часто меняются. Туристы сюда едва ли не не захаживают, и они забываются градоначальниками и градостроителями. Откроют раз в десять лет молл, построят высотку и все на данном событии. Для чего? Остальное не окупится и не принесет прибыль. Хотя, что-то невидимое нашлось. Массовые объявления на столбах. «Жасмин, Стела, Вика, Отдых 24 часа» с указанием телефонных аппаратов.

Перепрыгивая через массовые мутные лужи и уворачиваясь от брызг автомобилей, зашел согреться на Кировский рынок, что на проспекте Стачек. Фотографировать в этом месте категорически не разрешено, к тому же не любит наш народ это дело. Мне же желалось
приобрести домашнего творога и сметану для завтрака. Шестьсот и пятьсот рублей за кило фермерского продукта. Цены не отличаются от московских, а в чем-то и превосходят. На мой вопрос о ложечке или вилке, салфетке для рук продавец очевидно дала ответ «нет». Заметно кипели очереди в отделах рыбы и мяса. Появилось, что вся продукция одного-двух хозяев под разными вывесками, как тем не менее, и везде.

Метро Площадь Ленина с знаменитым товарищем на броневике. На данном событии пятачке изучены все подворотни и ближайшие кварталы. Курсантская пышечная, в какой помимо пышек с сахарной пудрой и сладкого кофе с молоком, больше ничего не было, надстроена тремя этажами и стала «Альфа-банком», а подвальный гастроном на Лебедева 31 преобразовался в уютный ресторан «Кофе и е.д.а.». Все, как в сказке, где волшебником выступил мистер Промежуток времени. Недалеко от Финляндского вокзала и монумента с Лениным расположена районная биржа труда, через каковую я устраивался то в психбольницу для арестованных, то в женский СИЗО, то небезизвестные «Кресты», то на металлургический завод. Курсанты – народ переменный и непостоянный. Не любый работодатель готов был простить им их плотный учебный график и сон.

Сейчас площадь – это буквально центр населенного пункта и как полагается, все киоски снесены, а на их месте построен очень большой молл в четыре этажа. Но и как двадцать лет назад идет бойкая уличная проведение торговых операций. Питер – город рыбный и рыбаки все еще сидят с удочками, спиннингами и мормышкой. В сезон корюшки в этом месте пахнет свежими огурцами. Но сейчас прилавки завалены непрезентабельной пикшей, скумбрией, треской и омулем, которые соседствуют с перемороженными подгнившими ананасами и хурмой. Память раннего возраста и юности она самая цепкая и острая, и вспомнилось, как первый раз лакомился на курсантскую стипендию ананасом и бананом аналогичного качества именно в этом месте, под стихотворные строчки «Ешь рябчиков и ананасов жуй, день твой заключительный приходит буржуй». Как не прискорбно заключительных так и не пришлось сделать попытку в довершение образа. Фруктово-рыбный киоск соседствует с оправами для очков, выпечкой, хозтоварами Китайской Республики и новшеством – пикапами автокофе. За сто рублей вполне можно выпить среднего качества эспрессо из бумажного стаканчика.

На Финляндском вокзале расположена моя Alma Mater. Побывать в городе и не зайти на родную кафедру армейской психиатрии я не имел возможности. Они на самом деле личной и дали мне путевку в жизнь, познакомив с последующей профессией, познакомив с грядущей супругой, и где появилась на свет моя младшая дочь.- А, что ты не сказал, что это твоя жена рожает? – задался вопросом меня мой однокашник по истечении родов, когда я принес пакет с коньяком и конфетами.- Я и не мог знать, что ты станешь дежурить…А это бы, как то повлияло на процесс?- Думаю, нет.

Многое связывает с академией наук и раз за разом с трепетом подходишь к двухсотлетним стенам, давно не видавшим ремонтных работ и новей краски, покрывшимися гарью проезжающих авто и труб заводов Выборгской стороны. «Осторожно, падает штукатурка» — заботится начальник кафедры армейской травматологии о автомобилистах и пешеходах, развесив объявления на стене своего « дома». Еще бы, все же народ сейчас ушлый. Первые заставят лечить, а вторые платить счета за царапины. А так,
предупреждены и концы в воду.

Чтобы не говорили, что в армии спорт в моде, — это вранье! Как говорит один из главных квалифицированных работников с ожирением 2-й степени: «мы все станем делать деньги наличные средства головой!» И духовный стадион тому подтверждение. В первую очередь в этом месте построили жилой дом, отдав 10 процентов квартир преподавателям. Затем площадку для обитателей, а сейчас к тому же стройку развернули, убрав такое знаковое место для любого курсанта с именем «Пентагон». Это общежитие схожей формы, из окон которого курсанты по истечении сдачи анатомии жгли и бросали книги, факелы, стреляли взрыв-пакетами, бегали по улице в интимной одежде и халатах, устраивая праздник «ж…». Это, когда в зимнюю сессию сдавался экзамен по анатомии. Как говорит старинная академическая пословица «Сдал анатомию, вполне можно влюбиться. Сдал фармакологию, вполне можно жениться…». Моя жизнь, как раз и соответствовала данной пословице. На 3-м курсе мы подали заявление в ЗАГС.

Анатомию на 2-м курсе я сдал на «четверку». Иначе я обещал бежать по Невскому проспекту в белом хирургическом халате и шапочке с атласом Синельникова в руках, выкрикивая «ж… пришла!». Таково было содержание моего пари. Лишь только на 6-м курсе я пересдал ее на «очень хорошо», чтобы начать в очередь за «красным дипломом». Но к тому периоды инициатора спора отчислили из академии наук за неуспеваемость. Текучесть была огромный, и дипломы медицинских работников получили только лишь пятьдесят процентов из первокурсников.

Суббота на кафедре – уикенд. Курсанты, позавтракав колой с чипсами, уютно учинились на креслах-пуфиках под портретами Бехтерева, Мержеевского и Балинского. Некоторые сняли обувь, чтобы избегать отеков стоп. На паркете учебники и тетради. Сон – это святое для обучающегося, и он все время в дефиците. Тихо функционировал компрессор аквариума, и лишь только амазонские сомы клариусы не соблюдали тишину.

Пройдясь по учебному кварталу, в котором переплетены клиники, стройки и обычные жилые дома, полюбовавшись строем шагающих в столовую, переодетых по последнему слову армейской моды в комплекты ОДКБ, молодцов и молодиц (включая и темнокожих), я ушел к Неве, фотографируя все по ходу движения. Приятно ощущать самое себя туристом.

Бронзовые памятники. Их родина – Санкт-Петербург. Медный всадник, Екатерина, Александрийский столп распространенны всему мира. Но есть фигуры здешнего значения: С.П.Боткин, Гигиея, Вилье. Именитому терапевту выпускники морского факультета в белую июньскую ночь до золотого яркого света натирали пуговицы и стетоскоп, ну а даме врачи-сухопутчики неприкрытую скульптором грудь. Едва ли не сто лет начальство терпело подобные выходки. Наконец-то, правительство перенесло древнегреческую богиню чистоты и здоровья на замкнутую территорию штаба, чтобы украшать фотоснимки встреч выпускников.

Изучал академические столовые. Их две. 1-я для курсантов и тех, кто прикреплен на котловое довольствие. Меню за годы едва ли не не преобразовалось. Лишь только министр добавил салат-бары по принципу шведского стола. А так тоже сливочное масло да вареные яйца на завтрак. Будучи дежурным по курсу, поставил персональный рекорд: двадцать порций масла и полтора десятка яиц, точнее, желтков. В эту смесь, называемую «каряк», добавил сахар, получив своего рода десерт. Холестерин с атеросклерозом на
первом курсе мы еще не проходили. Со столовой было связано большое количество историй. То курсанты кому-нибудь подбросят в суп кусочек плоти, отрезанный в анатомическом театре, то на спор кто-то да соберет толпу зевак, где в виде аттракциона будет поедание бразильских тараканов с кафедры микробиологии и т.п.

Во 2-й платной столовой пообедал позавчерашней рыбой и свежим бисквитом за два с половинкой евро. Сравнивая с соседом – Финляндией, куда питерцы ездят за рыбой, мясом, бытовой химией и одеждой, — сущая ерунда. Мое первая встреча с заграницей тоже началось с Хельсинки. Отстояв трехчасовую очередь в финское консульство, мы подали документы на 1-й шенген, и чтобы открыть визу на 1 день съездили на такси в столицу Финляндии. Стоило это два десятка пять евро, и машина доставляла от адреса до адреса. Город произвел удручающее впечатление. Архитектура – Питер, только лишь лишенный сталинской надстройки и хрущевских трущоб, а по ценам мы почувствовали самое себя бедняками.

На пути к Сампсониевскому мосту сравнительно еще один дом артистов и литераторов на Финляндской улице, облицованный синей плиткой, каковый среди народа именуется «Синяк». На первом этаже долго функционировал торговый центр «Калинка». После чего он стал рестораном «Fерма», соблюдая тренд часы. В прошлом мы приходили сюда на экскурсии: подивиться на заморские манго с карамболем и папайей, а в получку приобрести реальные Мальборо или баночку Lapin kulta, изумляясь пятилитровой бутилированной воде по пять американских долларов. Чем интересно вода из водопровода отличается от того, что красиво упаковано, мы не могли знать. Эра фильтров, рекламы еще не наступила и на занятиях по армейской эпидемиологии мы провели исследование первые питерские йогурты и воду и находили, что последняя чище в микробиологическом отношении. В настоящее время в этом месте «французская» выпечка и «бразильский» кофе, ежели верить рекламе от элитных изготовителей. По соседству киоск с картонной вывеской «Закрыто. Ушла на 10 минут. Сигарет нет».

Гостиница «Санкт-Петербург» тоже оставила след в жизни. На первом курсе ко мне приезжали отец с матерью и кормили здешними завтраками, по принципу «шведский стол». В пору тотального дефицита начала 90-х годов в этом месте цвел капитализм, и столы ломились от яств. Оставив нам с однокашником талоны на завтрак, они уехали с напутственными словами «не по наслышке учиться» и «не по наслышке кушать». В октябрьское воскресное утро наш завтрак продолжался два с половинкой часа.

Перейдя через Сампсониевский мост на Петроградский остров, я не встретил привычного вида «Авроры» с пушками, смотрящими в сторону Зимнего Дворца. Лишь только одноименная стеклянная высотка со шпилем, в каковой за десять лет так и не пустили с молотка все квартиры с видом на теску-крейсер. Пояснительная табличка у будки часового говорила про то, что уже год, как корабль в ДОКе и лишь только через шесть месяцев его вернут на почетную стоянку перед Нахимовским училищем. Интересно, а куда прикомандировали его команду возглавляемые командиром? Чрезвычайно желалось зайти к капитану 1-го ранга и поблагодарить. Десять лет назад он помог мне, когда стал вопрос: где проводить свадебный фуршет. От клуба академии наук сбереглись воспоминания от предшествующей свадьбы, а питерские рестораны кусались.- Ты в очереди за губернатором, парень… Раз она
категорически откажется от отечественной Ленинской комнаты, то у тебя и твоих посетителей будет три-четыре часа!- Я понял вас, товарищ капитан 1-го ранга… Мне большего и не следует. Вечером поезд в Симферополь, а дальше Ялтинский санаторий КЧФ.- Ну все иди, подполковник… Но имей ввиду, ищи на всяк случай резервную площадку…Свое слово он сдержал, и наши гости были в недоумении, когда получили приглашение на «свадебный крейсер». Я принял решение, что лучшим костюмом будет мундир с значками и медалями, в котором бежал по заснеженному Невскому проспекту к Московскому вокзалу, поскольку наше авто попало в вечернюю пробку.

Петроградский остров, скорее всего, величайший в городе, лидирующем в Европе по количеству каналов и мостов, получившем за это нарицательное имя «Северная Венеция». Я склонен думать, что, напрасно. Агрегаты в уикенд носятся по Невскому или по Большому проспекту П.С. (в городе есть два Огромных проспекта с аббревиатурами П.С. и В.О.) под сто, поднимая клубы пыли. Побыв немного в кресле водителя, которого обучали управлению автотранспортным средством на УАЗике по этому острову, я по достоинству дал оценку их мастерство и прыть на таком количестве светофоров. На Петроградском я любил тренироваться, поскольку временами в этом месте был доступ к невской воде, и дышалось сравнительно с легкостью в период долгой пробежки. Тут же телестанция, телевышка и детская инфекционная поликлиника на улице Чапыгина, в какой проработал медбратом едва ли не четыре года, убегая с дежурств на тренировку или в академию наук на внеплановое построение-тревогу.

Здесь начинался Петербург и здесь его сердце. В каком-то из сквериков, ориентиром которого выступают фигуры матросы и инженера среди десятиметровых щитов «Мегафон» и «ВТБ» на крыше сталинского дома Балтфлота, расположен царский сруб, начатый под службу охраны, в забор и в каменную кладку. Вход в «Домик Петра» стоит двести рублей, но в прошлом был бесплатен, как и вход в собор Петропавловской крепости, куда я направился, поскольку она, я склонен думать, что, самое странное место. Хотя вполне можно было перейти через Неву и на Марсово поле и согреться у Вечного огня, я перешел по мосту на остров Заячий. У стен крепости расположен городской пляж, где купаться было не разрешено еще в девяносто первом, но экстремалов и смельчаков это уже не останавливает и до сих пор. Когда в ленинградских лесах и на городских окраинах лежит снег, некоторые жители города принимают солнечные ванны, сидя на душевных камнях крепости, которая защищает их от балтийского бриза. Преподаватели рассказывают о ВИП-пациенте, каковый в 90-х годах два раза лечился насчет циклотимии. В пробный маниакальной фазе он разводил страусов на ленинградских птицефермах, а во 2-й – пытался провести обогрев под городским пляжем у Петропавловки, осваивая и выбивая бюджетные средства.

Древнепетровские камни, по которым шагали в деревянных башмаках , заменили новоделом. Фигура царя в шемякинском карикатурном исполнении восседает напротив усыпальницы Романовых. Туристы выбирают магнитики и значки в множественных киосках, где отчетливо виден тренд сезона «Вежливые люди» и «Человек в темных очках». Не отстает и Монетный двор, делая предложение жетоны в разнообразном исполнении. Вполне можно пройтись и по освещаемым казематам, вполне можно попасть и в музей Космоса, в картинную галерею и
питерский Дом восковых фигур, какой гастролирует по всей стране, а вполне можно просто напросто погулять, вдыхая запах старины или перейти на самый-самый не большой остров – Кронверкский, где мрачно выделяется здание Артиллерийского музея с сАУшками и Катюшами.

Вторым по величине судном в городе представляет собой Летучий голландец. Отгроханный в 2004 году по проекту и эскизам голландских мастеров 18-го века, он прочно закрепился на пирсе Невы. Из его окон открывается панорама на Неву, колонны Эрмитажа, красные столбы маяков. Плавающим его ни разу не видел, говорят, что его днище стоит на бетонных основаниях. Он входит в топ элитных ресторанов и спортивных клубов населенного пункта. В 2006-м году мы завели знакомство с его кухней, когда отмечали выпуск приятелей из клинической ординатуры академии наук.- Слава, а все же могли приобрести дубленку…- сказала жена перед сходом на берег.- Зато, каковой вечер провели! Это гораздо лучше чем никудышная вещь!

Для меня он так и остался на долгие годы этаким эталоном российского Мишлена. Понятное дело, здесь не будут подавать сеты или подарки-угощения от шеф-повара, нет дресс-кода, и впускают с детьми, а клиенты разговаривают по телефонному аппарату и фотографируют темнокожих официантов с огромнейшими мясными шампурами, но все же любый определяет свои правила для собственного монастыря. Мы затаив дыхание, смотрели, как сомилье разливает вино над горящей свечой, давая понюхать пробку и сделать попытку 1-й глоток старшему стола, как чередовались блюда бразильского гриля, подаваемые матросами-официантами, как официанты сметают щеточками невидимые хлебные крошки с белых как снег скатертей, как клиенты разъезжались на моторных лодках от его кормы, чтобы поужинать на волнах. И отсутствие запланированного летающего шоу не ухудшал вид водной глади и краснеющего вечернего неба. И я не смог оторваться от этого, не взирая, что из клиники психиатрии убежал чей-то страдающей и меня призывали на поиски иголки в стоге сена. И лишь только вкусив на десерт жареных ананасов, ушел ловить беглеца и необходимо отдать должное интуиции, встретил его лицом к лицу в метрополитене.

Между Биржевым и Тучковым мостами долгострой, огороженный невысоким щитовым забором. По площади соизмерим с отелей «Российская Федерация» в столице России. Пытался вспомнить, что же здесь было, но к сожалению. В памяти не отложилось, хотя какое количество раз гулял и бегал здесь. Трасса марафона «Белые ночи» проходит как раз по этому маршруту. И здесь я дебютировал на марафоне, ста километрах и в суточном беге. Скорее всего, квартал привычных питерских дома с дворами-колодцами, советскими коммуналками, ванной на кухне и тараканами из разряда доходный. Они строились на поколение, но пережили личных основателей, а некоторые из них уже перешли психологический барьер первой сотни.

Стрелка Васильевского острова с установленными на ней красными фонарями маяков, которые стали визитной городской карточкой. Это 2-й по величине остров в дельте Невы. Сюда приезжают молодожены. Выпить шампанского и традиционно разбить бокалы о гранит берегов или о двухметрового диаметра шар. Современный вечер не станет исключением. Но разбитых стекол под ногами немного. Общественный дворник Петька дежурит с метлой в предвкушении службы и сдельной зарплаты и караулит лимузины с фатами и лентами.

Здесь и
здание Кунсткамеры, которое не часто обходят стороной приезжие. Посмотреть на заспиртованные удивительные вещи было модно в восемнадцатом веке, что сохраняется и до сих пор. Стоит отметить, после музея кафедры анатомии, где собрана величайшая на свете коллекция черепов, курсантам академии наук здесь было скучновато.

Эрмитаж заметно преобразился за прошедшие десять лет. В конце концов открыли парадный вход в его царскую резиденцию, что со стороны Дворцовой площади и арку Главного штаба. В настоящее время вполне можно бесплатно любоваться внутренним двором, если отпугнет стоимость входного билета или дефицит часы на исследование его экспозиций. На площади дежурят ряженые цари и царицы. К зиме спрос на них падает, и как следствие, цена вырастает. Уже выяснили новогоднюю ель верной пластиковой формы и вполне можно помечтать о приближающемся праздничном дне. В городе проживает традиция встречать Новый год здесь, слушая бой кремлевских курантов. Все еще на площади старт и финиш массовых интернациональных пробегов и центр культурных событий. Стоит отметить, здесь не устраивают катков и рок-концертов, поскольку первое может быть навредить выставке музея, а 2-е очевидно не эстетично. С площади исчезли, как класс матрешечники, уступив место цивилизованным ларькам. На первом курсе на занятиях по эстетике у нас настоятельно просили эссе по картинам и экспозициям Эрмитажа. Освоившись с культурой, на 2-м некоторые подрабатывали в его интерьерах, составляя конкурентную борьбу уличным коммерсантам, благо, что британский, латынь и немецкий преподавали практически до 3-го курса.

Мосты Петербурга. Их едва ли не три сотни. Канал Грибоедова, река Пряжка, Фонтанка, Карповка, Огромная Невка, Черная Речка, Охта разделяют город на большое количество островков. Из них полтора десятка разводных над крупными водными магистралями. Это зрелище, которое собирает тысячи романтиков в белые ночи. Никогда не забуду, как мои отец с матерью зачаровано смотрели первые советские клипы, снятые в Питере, при участии Альбано и Ромины Пауэр, катавшихся под мостами на быстроходном глиссере. Сегодня тоже вполне можно повторить их маршруты, благо, что предложения опережают спрос.

С ноября по апрель мосты не разводятся по причине прекратившейся навигации. Я вспомнил, как бежал на первом курсе некоторое количество километров по левому берегу Невы, стараясь успеть от одного моста к другому. Не успел. Встретив приятелей, отправился с ними искать море. Точнее, выход к Маркизовой луже Финского залива. В черте населенного пункта доступ к нему есть на Васильевском и Крестовском острове, ну а мы искали материковое побережье и дошли до него лишь только к самым первым трамваям. Балтика пахнет. Рыбой и мазутом, смолой и тиной. Данный запах разносит по населенному пункту ветер, о нем предупреждают чайки, каких от случая к случаю интересуют помойки и лишь газоны.

Медный всадник, Александровский сад с Пржевальским и спутниками его странствований верблюдами, таинственное Адмиралтейство с морскими бомбами на входе, Исаакиевский собор и отель «Англетер» с Николаем самым первым и парящим в воздухе конем. Все это необходимо видеть, поскольку через них оживает эпопея с кинофильмами и книгами. Скорее всего, вполне можно сравнить с Парижем, где улицы и здания стали нарицательными.

«Эта сторона улицы больше всего опасна в период
артобстрела», «Здесь располагается вход в бомбоубежище». Подобные таблички оставили на Невском, как эхо минувшей трагедии. Кинотеатр «Баррикада» преобразовался в банк и отель, пышечная, сменив с десяток вывесок в торговый центр «Зенит-арена», торгующий египетскими и узбекскими футболками по две тысячи за штучку. Спорт без выгоды остался рудиментом. В настоящее время он спонсируется считающими людьми, которые строят стадионы и манежи, возводят фонари и гостиницы, и настоятельно просят отдачи от денежных средств.

Даже торговый дом «Зингер», на первом этаже которого не протиснуться по причине книгочеев, не выдержал позиций и уступил часть собственных книжных площадей под кафе для интуристов и эспатов, любующихся сквозь витринное стекло Казанским с Кутузовым и Барклаем де Толи. Но «Север», «Любитель сладкого» и «Метрополь» крепко держат удары периоды и наоборот расширили ассортимент и удивляют качеством. Культ чая и кофе у меня ассоциируется с Питером. Здесь я понял, что он бывает не только лишь растворимый с молоком и сахаром и не только лишь из пакетиков. И его чайные салоны все еще остаются одними из лучших в государстве, но вот отыскать их неподготовленному туристу непросто. Питер – это родина «Унции» и «Пять часов». С хозяином завершающей мы стали едва ли не приятелями и он с горящими раскрасневшимися глазами в колониальной британской шапочке убеждал меня нет никаких сомнений в том, что лучший из лучших на свете чай – это десятилетний Пуэр, подготовленный на молоке и с тройным кипячением.

Рождественские книжные ярмарки в перенасыщенном книгами городе не вызывают энтузиазма у жителей города и представляются лучше сказать пиар-акцией, не смотря на поднимаемый шум по вопросу, связанным с годом литературы. Названия полок и ассортимент от фонаря, а молодая женщина, разливающая глитвейн, мерзнет и скучает с телефонным аппаратом.

Чтобы глубже погрузиться в атмосферу необходимо сходить в театр. БДТ, МДТ, Акимова, Ленсовета, Театр на Литейном, Приют комедианта – пароли и явки, известные любому питерцу. Никогда не забуду, на 2-м курсе мы шли с другом по Невскому и прохожие предложили выкупить билеты в Мариинский театр на оперу (в таком случае еще не обманывали). И хоть на нас были спортивные брюки и спортивные тапки с футболками мы пошли и нас допустили в храм искусств. По сравнению с жителями других стран в шортах из царской ложи мы выглядели, как интеллигенты. Сегодня я был в джинсах и, пройдя торговый центр и выставку «Пассаж», оказался в театре им. Комиссаржевской. Через пять минут начинались «Опасные связи» и были свободные места. Судьба, особенно, что не так давно и книжку читал и кинофильм смотрел.

Умеют в городе играть! И 2-й спектакль «Дни Турбиных» в театре «Мастерская» подтвердил мое наблюдение.Следующие два дня непрестанно шел дождь, Мегафон с МЧС слали, не переставая, заботливые СМС, я не часто пользовался фотоаппаратом и перешел на встречи с приятелями и детьми.

Что привезти в столицу России из пятимиллионного Питера? Чашки, магниты или текстиль? К сожалению, аутентичного осталось мало или торговая логистика была сооружена так, что все питерское есть в столице. Торт «Север», императорский фарфор, да соленый шоколад «Отличительный» от фабрики им.Крупской.

В столицу уезжал с Ладожского вокзала, какой построили в современное промежуток времени. Он все та же
выглядит пустующим и как будто, что работает в расходование средств казне. Лишь только потрескавшаяся напольная плитка говорит за то, что от случая к случаю здесь бывает многолюдно.

Прошло четыре дня и уже теперь Московский вокзал встречает меня с младшей дочкой. Фотоснимки легионеров «Зенита» в перспективе полотнища «Мегафона» и газпромовского значка – визитная карточка вокзала, а по всей видимости, и населенного пункта. Сотовая связь, футбол и газ делают погоду в нем сейчас.

Восьмилетний ребенок замечает, что центральный вокзал Севера гораздо лучше, чище и спокойнее своего московского тезки. Скорее всего, и в общем, ритм населенного пункта и его обитателей потише.

В субботу новенький легкоатлетический манеж Газпром брал на себя посетителей из населенных пунктов и весей для участия в Матче 4-х: Российской Федерации, Столицы России, Санкт-Петербурга и Татарстана. Лексическо-семантическая связь между субъектами державы довольно странная. В давние времена промежуток времени в нем принимала участие Украина с Беларусью, приезжали гости из Прибалтики с Казахстаном, но допинг настиг и ветеранский спорт, поставив мастеров и молодые люди на одну планку с профессиональными атлетами. На это отреагировал спортивный бизнес, подняв цены на общенациональную экипировку едва ли не втрое.

Манеж разместился на довольно пользующемся популярностью для отдыха острове Крестовский. На нем буквально нет жилых домов. Только лишь парк с белыми и прудами лебедями, ресторан «Русская рыбалка», минизоопарк, спортивные объекты: стадион, манеж, бассейн, ледовая арена и центр увеселений Диво-остров, какой вполне можно ознаменовать разновидностью Диснейленда. В девяностые он был в запустении, но из года в год out-door индустрия набирает здесь обороты. Вот вам и метро построили, и мосты отремонтировали, и автобусные маршруты пустили. Сквозь леса строящегося стадиона Зенит-Арена просматривается транспортный монстр – ЗСД (западный высокоскоростной диаметр), опоры которого уходят в морскую пучину.

С ним соседствует самый-самый зеленый городской остров – Елагин. Лишь только недостаточную часть занимает одноименный дворец с беседками, мини-зоопаркп, Павильон и танцплощадки. Остальное — это зелень и пруды. По окружности он равен пяти километрам и по его гравийным дорожкам шричинмоиты устраивали забеги на эту дистанцию. В питерских парках не любят асфальт и плитку. Только лишь гравий и гораздо лучше красного цвета. Скорее всего, эту моду внес Петр, и современники побаиваются перечить царскому духу. В летний зной мы любили брать в прокат лодочки и изучать его пруды. Накатавшись, уходили лакомиться в бурятский дацан Гунзэчойнэй, каковый смело вполне можно отнести к достопримечательности населенного пункта и Северо-Западного региона. В текущем квартале он отпраздновал свое столетие, о чем красноречиво изложено на стенах в столовой. По внешней отделке и лепнине превосходит личных байкальских прародителей, исполненных в основном из дерева.

Веяние моды или часы – это синие пакетики на обувь, которые кто-то по глупости окрестил бахилы. Последние используются хирургами и только лишь в операционных, но они завязываются разве что не под коленями и сделаны из халатной ткани. Странно, что помимо бывшего СССР данный атрибут больше ни у кого не прижился. И буддийский храм не выбился из привычных рамок, хотя обычно перед
входом обувь просто напросто снимают.

Фото не разрешено, но клиенты игнорируют, и я поддаюсь общей слабости. Понятное дело, лысого лектора в скромном вишневом халате и тапках, перед которым расселось три-четыре десятка учащихся ВУЗов, я игнорирую, а вот фигурки Будд или сахарные иконы так и хочется заснять.

— Папа, а почему перед Богами так много сладостей? Вполне можно, я употреблю в пищу хотя бы одну конфетку?- Нет, нельзя…Это, чтобы Боги могли подкрепляться, когда проголодаются.- А когда они кушают? – не успокаивалась дочь.- По ночам…когда люди спят.- А их вполне можно увидеть в темное время суток?- Нет…они застесняются и не выйдут.- У них же не бывает аллергии?

Чтобы удовлетворить аппетит самое себя и детишек мы спустились в подвал храма, поскольку слово Дацан детям неизвестно, и мы предварительно сообщили, что идем в ресторан. Здесь еще с курсантских времен мы заказывали горячие позы или буузы. 1-й вариант названия в ход идет в Бурятии.

— Нам, пожалуйста, десять поз, четыре кружки чая с молоком и два кусочка торта, — сказал я толстенькой официантке-бурятке.Минуты через три она принесла пластмассовый поднос с дымящимися позами в одноразовой посуде и минимальным количеством салфеток,- С вас пятьсот рублей.

Конечно, это уже не тот продукт, который был сделан из рубленного конского мяса, а адаптированный к европейскому желудку говяжий фарш, но тоже ничего. И подкрепившись, мы ушли изучать 3-й этаж храма, где ламы проводили «читки грешникам», парк, где вполне можно крутить тяжелые барабаны и привязывать платки и ленточки на деревья.

— Папа, если я дам богу монетку, он вернет мне больше наличных средств?- Нет, он передаст ее тем, кто нуждается внутри нее.- А мне что в таком случае?- А твоему вниманию повезет в чем-то большем чем в денежках, дочь.

Субботний день подошел к концу походом в «Ашан» у Устаревшей Деревни. Стандартный сетевой торговый центр, только лишь планку потребления в нем заметно понизили, уменьшив количество товаров и деликатесов из верхнего ценового диапазона. Да, — подумал про самое себя, — балует нас столица, балует…трехтысячными и артишоками сырами, кивано и круглогодичной клубникой. Питерский побратим более непритязателен и скромен. Как говорится, временами мне казалось, что как бы и в некой стране нахожусь, но отличия более чем существенные. Все же даже банкоматы родственного Сберегательного банка берут процент комиссионных, и роуминг общенациональный опустошает счет мобильного телефонного аппарата, и льготы московские здесь не засчитывают… Еще год назад, когда мы вылетали в Сочи, дочь задавала вопросы: «Папа, а в Сочи на каком языке разговаривают?». К слову, в Питере своего рода диалект и его уроженцы от случая к случаю кичатся им: «парадное, лентяйка, поребрик, бадлон, шаверма, греча, кУра, хабарик, ларек, булка …». В первые годы моего проживания здесь интеллигентного вида дамочки то и дело указывали мне на мое неместное произношение, выдавшее южнорусское происхождение.

Второй солнечный воскресный день. Отправился к метро «Площадь Александра Невского», чтобы освежить воспоминания юности. На площади злобный всадник, безвкусная новогодняя ель и припаркованный ржавый пикапный жигуленок со спущенными колесами и надписью «На Киев» во весь кузов.

Это конец Невского, каковый количество равно сто девяносто домов, два сквера. На нем едва ли не не растут деревья,
нет газонов, нет клумб, скамеек для отдыха, парковок. Так выглядят основное количество центральных улиц. В оттепель вполне можно отдохнуть на лужайке у Казанского, в сквере Екатерины или в массовых столовых и кафе. Из числа заключительных превалируют китайские и японские, при виде каковых вспоминаю фильм «Изображая жертву». Пока не замерз, зашел в собор Александро-Невской Лавры. По пути навязчивые просящие и причитающие милостыню, в их числе цыгане или молдаване. Заметно прибавилось количество киосков, открыли трапезную, монастырские булочные, торговые ларьки. Эта суета передается и на людей в храме, которые не имеют возможности отыскать своего места и каждый день движутся от икон к подсвечникам.

Бумажный спам окраин перекинулся и на Невский и на редком столбе не розовеет бумажный стикер «Катя, отдых» с указанием телефонного аппарата. Скорее всего, забота о посетителах бутиков «Loro Piano», «Brioni», которые выделяются огромными новогодними витринами. В столице это называют «сауной».

Заметно прибавилось количество гостиниц и хостелов. Еще бы, все же на данный момент в Питере 2563 отеля, зарегистрированных на букинге, что на пятьсот больше чем в столице. И общепит населенного пункта более доступен. Мне уже не желалось кофе, но во фруктово-овощной Лавке я не смог отказать себе в нем.- Мне, пожалуйста, одну чиримойю и чашку эспрессо! – сказал я приветливому официанту опосля того, как завидел у окна бендеровские столы и стулья, — а вайфай у вас работает?- Конечно. Присаживайтесь… Кофе сейчас принесу.

Я обошел салон сетевой лавки и понял, что такого в столице России нет. Сюда не дошли сырно-хамоновые санкции, и продавец может быть нарезать вам кусочек камамбера, бри и проволоне. Во льду лежали коробочки с фруктовыми салатами с манго и папайей. Но даже это 1-й торговый центр в Российской Федерации, где продавалась чиримойя, со скидкой 69 рублей за фрукт. И не страшно, что в комплекте не было пластикового ножа, а официант на мою просьбу принес нож для нарезки сыра. Ведь они только лишь учатся и привыкают. Все же еще в 92-м году на передаче Ярмольника «L-клуб» участник викторины три раза пытался надкусить кокосовый орех…со скорлупой.

Съехать из Питера без сувенира во второй раз – преступление, и я принял решение сравнить «Императорский фарфор», который был выпущен в родных местах с тем, что продается. Торговых центров на Невском не менее полутора десятка.- Фотографировать вполне можно? – задался вопросом у продавца-консультанта и по совместительству охранника.- Нельзя…- Да, мне просто напросто желалось распознать и запечатлеть из чего сделана чашечка за девятнадцать тысяч.- Фарфор главней пробы и роспись ручной функционировы. Золото, агаты в краске…- И что не бьется?- Что вы?- Да уж…хорошее вложение для серванта! Скажите, а елочки из фарфора бывают?- Не так давно поступили. Учащиеся ВУЗов расписывали наш фарфор в камуфляж…все экземпляры в единственном исполнении.- Две, пожалуйста, заверните…Будем идти в ногу с модой.

Площадь Восстания разделяет проспект на два куска. Ее ориентир – монолитный блок весом в 360 тонн – гранитный обелиск «Городу-герою Ленинграду». К нему нет пешеходного перехода и подъехать вплотную вполне можно лишь только на машине. От площади Восстания интенсивность пешеходов заметно возрастает. Вечером и в праздничные дни здесь не протолкнуться. Чем ближе к
Дворцовой тем большее количество подарочных торговых центров и все та же ни деревца. Зато столовые и кафе чередуются друг с другом и довольно добродушны в отличие от охранника дворца Белосельких-Белозерских.- Вы куда?- В музей демократии.- Выходной сегодня. Демократия по субботам-воскресеньям не работает. Приходи в первый день недели, с одиннадцати до 3-х!

Или входной двери торгового центра Т.Парфеновой «Открыто, звоните». Или продавщицы фирменного торгового центра «Фабрика им.Н.Крупской»:- Здесь нельзя фотографировать!- Почему?- Нельзя и все…таковой закон.- Скажите, а кто и из чего выпустил трюфеля за тысячу девятьсот пятьдесят рублей за кило?- Не скажу…Читайте сами.- Да, я не журналист. Просто напросто удивился самым дорогим развесным российским конфетам…Не поединкйтесь…В Москве такого нет.- Удалите фотоснимок из планшета, — в таком случае поговорим.

Хорошо, что пока конфетные торговые центры не обзавелись охранниками, — подумал про самое себя и ушел в Апраксин Двор. Знаковое место, которое спасало от голода и скуки. Здесь в девяностые производили покупку самые недорогие американские куриные окорочка и голландский спирт Royal, а когда хватало то и водку Rasputin. Но времена преобразовались и иные продавцы пришли на рынок, сместив торговые акценты.- Слушяй, брать, иди купи у меня аналогичную курточьку…тисячя рублей…финьскую, — тащит меня яркий торговец за рукав.- Спасибо, не следует! — отмахиваюсь от него как от мухи.- Слушяй, бери все из данной кучи…все по пятьдесят рублей, а из данной по сто, — не успокаивается он, — тюфли по пятьсот, брюки по триста, — новогодняя распродажа!

Китайско-турецкий ширпотреб мне был неинтересен, и желалось побыстрее выбраться из этого муравейника, не доставая фотокамеры из сумки. Но пройти мимо двух торгующих на нашей планете получивших загар тетушек, укутанных в псевдоивановские шали и не поговорить за жизнь, я не смог.- Дама, а что это у вас за серенькие горошинки? Дробь?- Насвай, парень!- А чем отличается от располагающегося рядом зеленого порошка?- Да ничем!- А которой вкуснее?- Все вкусно…Бери…Тебе какое количество взвесить?

После непродолжительной беседы почувствовал к себе интерес со стороны окрестных ребятишек, которые вели меня разве что не до метро Сенная, пробиваясь из числа граждан с колбасами, сушеными вязаными и грибами носками, заполонившими и без того узкие тротуары Садовой улицы. Лишь только у метро я отдышался, и нырнул в ТЦ «ПИК», чтобы перекусить в китайском ресторане China Town. На площади у меня попросили мелочь молодые люди, а девицы телефон позвонить известной, но я торопился за свежими впечатлениями в центр населенного пункта, каковый не переставал удивлять. То бесчисленные торговые центры золота-серебра, ломбарды вперемешку с «Нитки-пуговицы-тесьма», то чуть реже встречающиеся музеи шоколада и лавки меда, то продавец-полиглот, торгующий темной икрой с тридцатипроцентной скидкой на Невской линии торгового центра Гостиный Двор.

— Ну как тебе, Питер? – задался вопросом Николай – мой давнишний приятель и директор винного торгового центра «Украина», — не соскучился?- Местами не распознать! Уж тем более Апрашку.- Да, с улицей Ломоносова два несветлых пятна нашего района. По ночам афганцы с апраксинцами перестреливаются…тосковать не приходится…Что-нибудь в столицу России повезешь?- Бутылочку новосветского брюта к
Новому году. Не испортился за это промежуток времени?- Да как бы нет…

После экскурса в темное заблагорассудилось духовного и светлого, и перейдя на альтернативную сторону Невского, ушел скитаться по Михайловскому парку и Марсовому полю, Летнему саду и улице Миллионной, набережной реки Мойка и каналу Грибоедова. Погрелся у Вечного огня и потрогал пальцы атлантов, заметил, что на Неве еще одно затопление местности в результате подъема уровня воды в водоемах и ступеньки залило прохладной водой. Сходил на вечернюю службу в Казанский собор и к могиле фельдмаршала с штандартами и ключами общеевропейских населенных пунктов. Программа минимум выполнена. Пора жилищей.

«МЧС предупреждает! 14 декабря на магистралях Санкт-Петербурга как ожидается гололедица. Соблюдайте высокоскоростной режим! Будьте осторожны и наблюдательны!» — внимательный Мегафон прислал нам в путь.

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/eea46008d20d474a88beb1ae8677e29f]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/77aefbb6820a49b28460b635dd2877d1]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/fa15af3ddff94b1f82183f54d90f3c18]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/43c53c2240014aabb8c9312b07d60dba]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/fc3d60fbd03042aaa41a0901a196c1e9]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/aa66ddf017f040aebcb1ea8ea076128e]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/2cd1ebf76d754c91b3a31d1aef24805a]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/74ca0680a9c74b7e81d2e9759c976769]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/bf4ab4b675ef4686a633a076e85b5f32]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]в Пассаже

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/9cc1d3a9e5e24d59aee86145b60b74ac]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]вид на стрелку Васильевского острова

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/ae8e922c2796468cac75535bd1a86af1]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]Дни Турбиных. Поклон артистов театра «Мастерская»

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/0d42b8c9e3354c1fb74c3867dc7e5ef8]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]киль Летучего голландца

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/5705507d16204fd6a787229c51d9adff]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]Пляж Петропавловской крепости

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/e7539d92e550480dbca6a1bb738af4f6]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]Зайцы Зячьего острова

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/71528f22bd234442890899d12818226c]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/c11b855d08ce4473b67653524d672ecf]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]Шемякинский Петр

[URL[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/56ac68ebd41c47d69c28375b9dd436ff]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]

[URL
[URL=http://www.netprint.ru/russia/217/116/10375232/fb6bea65d08645f2b3d1aec02a1e6747]Смотреть фото на NetPrint.ru[/URL]Домик Петра

Related posts

Будапешт в «сезон дождей». Часть 1.

travel

Возврат в болгарскую Аполлонию?

travel

Измайлово летом и осенью

travel

Мифы Тулузы

travel

Водопады парка Йосемити в Калифорнии

travel

Бургтеатр в Вене

travel

Leave a Comment