Туризм

Из Вены в Шенграбен. Война и шар земной штабс-капитана Судакова.

ИЗ ВЕНЫ В ШеНГРАБЕН.ВОЙНА И Шар земной ШТАБС-КАПИТАНА СУДАКОВА

В первой половине сентября удалось съездить , хоть и на некоторое время, в возлюбленную Австрию . Пять дней мы прожили под Веной в легендарной долине Вахау, куда творцы и читатели веб-сайта отзыв.ру чрезвычайно любят приезжать на момент , а мы провели там уже 4-й отпуск и вновь жили в Дюрнштайне в апартаментах у устаревших своих людей – виноделов. Вдобавок были три дня в Вене с поездкой в Шенграбен , который мы тоже уже как то раз посещали, но не все в таком случае увидели.

Этот рассказ, понятное дело, не про сорокпятый год , а про 1805, про альтернативную войну, закончившуюся для нас ужасным поражением при Аустерлице. Но до Аустерлица были дела ( так в таком случае называли поединок в отличие от сражения ) под Амштеттеном и Ламбахом , сражение под Дюрнштайном и Кремсом и было дело под Шенграбеном , в каковом части Багратиона спасут армию Кутузова от окружения и разгрома . И была артиллерийская батарея под командованием офицера , которого Л.Н. Толстой в «Войне и мире» назовет «капитан Тушин» .Офицера с такой фамилией в частях Багратиона не было, но батарея в самом центре русской точки зрения была и командовавший ею офицер, тоже был. И тут о таком я и хочу поведать. Но не только лишь о таком.

Честно говоря , я не не сомневается , что мой рассказ будет интересен . В собственном отзыве о Вахау, в каких-то репликах на форуме по Австрии я некоторое количество раз упоминал о Шенграбене. Упоминал не беспричинно — меня интересовала реакция , видимое проявление интереса к теме. Реакции не было практически никакой , не вспоминая уже об увлечение .В следствии этого в отзыве я все же расскажу о отечественных ощущениях от этих 2-х поездок — первой , спонтанной и 2-й , к которой мы уже целенаправленно готовились.

Этот текст , понятное дело , далеко выходит за рамки уже обыкновенных форматов , сформировавшихся на веб-сайте ,но что поделаешь , в случае если в период отпусков нас навещают как раз такие чувства и мысли , а не альтернативные .О Шенграбенском деле в Российской Федерации буквально не понимают. Тем не менее, в просвещенной Европе не помнят в том числе ( а лучше сказать не хотят иметь в виду ), что в начале марта 1814 года Париж штурмовала русская армия , а несколькими месяцами перед этим российские военнослужащие освобождали Голландию и входили в Амстердам . Европейцы , включая образованные , на сто процентов понимают , что Париж в начале марта 1814 года брали пруссаки и австрийцы.

Тех , кто вдруг решит съездить в Шенграбен , хочу предупредить : на районе сражения нет ничего : ни музеев , ни диорам/панорам , ни стендов с рассказами и прекрасными картинками . Как говорится ничего. Ехать туда можно, по всей видимости, только лишь в некоем происшествие : в случае если в вас самый-самых есть что-то. Тем не менее не очень большой музей в Шенграбене все же имеется, но в большинстве случаев он закрыт и нужно искать владельца ключей , к тому же в музее вы не отыщете ни слова про то , что происходило 16 ноября 1805 года. Австрийские кавалеристы генерала Ностица, которые стояли в боевом охранении отряда Багратиона, в таком случае просто напросто исчезли с поля поединка. Кроме того исчезли молча и до его начала. Поэтому рассказывать в австрийском музее австрийцам что-либо про то сражении особо и не о чем.

Шенграбен упоминается во
почти всех австрийских путеводителях , но только лишь благодаря позднероманской приходской кирхе XIII века , «1-го из самых намногих памятников скульптуры и архитектуры романской эпохи Нижней Австрии».В эту церковь мы зашли , для того, чтобы поставить свечи.

Чуть южнее Шенграбена , приблизительно в километре от него справа от дороги на Холлабрунн стоит памятник , сооруженный к 100-летию поединка.

От Вены к Шенграбену необходимо ехать на север в пределах 60 км , можно поездом, промежуток времени в дороге 40 – 60 минут до городишка Hollabrunn/Холлабрунн. Далее в пределах 5 км на север до Шенграбена . По-немецки пишется с буквой “R” – SchoengrabeRn . В российском произношении она куда-то исчезла .С привокзальной площади в Hollabrunn на Шенграбен ходят автобусы , там же стоянка такси. Ехать в пределах 10 минут . Расписания можно посмотреть в этом месте : www.oebb.at . Задаете точку А , точку Б , дату , промежуток времени и веб-сайт выдает вам пассажирского поезда, автобусы , пересадки , стоимость ( помимо автобусных билетов ).

Основная литература:- Алексей Петрович Ермолов «Записки», в ту войну он был подполковником , командиром роты конной артиллерии;-воспоминания Федора Глинки и не только лишь его;- Александр Иванович Михайловский-Данилевский «Изложение первой войны Императора Александра с Наполеоном в 1805 году» — заключительный раз издавалась в 1844 году ;- Олег Валерьевич Соколов « Аустерлиц», в 2 томах ;- мероприятия сосредоточенные на истории русской армии , истории войн и военного искусства;- Я. Гордин « Ничего не утаю или мир погибнет , в случае если я остановлюсь» ;- А. Зверев , В. Туниманов «Лев Толстой» ;- « Война и мир»;С нее, собственно, все и начиналось.

Осенью 1805 года грянула еще одна война коалиции общеевропейских держав против Франции . Только лишь противостояла им если взглянуть под другим углом уже не французская Республика, а французская Империя . Круг бурь революции и мечтаний о счастье рода людского логически замкнулся.

Вспоминается эпизод из «Писем русского путешественника» Николая Михайловича Карамзина. Август 1789 года , Страсбург . Он, молодой путешественник, пересекает границу Французского королевства и как оказалось в воздухе начинающейся революции.Только вот взят оплот ненавистной тирании — Бастилия, все бурлит : митинги , споры , страсти , вдохновенные лица единственных , непонимающие, растерянные , испуганные , у альтернативных, искренние слова о благе рода людского и счастье всех людей и народов . Свобода , равенство , братство. Неужели это возможно и тут – вот сбудется ?«За ужином здесь присутствовал превеликий спор между офицерами про то, что творить в настоящих жизненных обстоятельствах честному человеку , французу и офицеру ? «Положить руку на эфес », — говорили одни , — и быть в готовности защищать правую сторону ». – «Взять абшид », — говорили альтернативные.– «Пить вино и над всем смеяться», — сказал пожилой капитан, опорожнив свою бутылку».

« Eh , bien ,mon prince , Genes et Lucqes ne sont plus que des поместья , de la famillie Bonappart . Non , je vous previens , que si vous ne me dites pas que nous avons la guerre , si vous permettez encore de pallier toutes les infamies , toutes les atrocities de cet Antichrist ( ma parole , j,croi ) – je ne vous connais plus , vous n,etes plus , мой верный раб , comme vous dites .»Ну, князь, Генуя и Лукка – поместья семьи Бонапарте. Нет, я
вам вперед говорю, в случае если вы мне не произнесете, что у нас война, в случае если вы еще позволите себе защищать все гадости, все кошмары этого Антихриста ( право , я верю , что он Антихрист ) , — я вас колоссальне не знаю, вы уж значительне не друг мой, вы уж не мой верный раб, как вы говорите…»

Это самый-самые первые строки «Войны и мира». С них стартует великий роман.

« Насилу , мой друг, доехал в настоящее время только лишь до границы . Прескверная проезжая часть была от самого Санкт-Петербурга … В настоящее время ночью пускаюсь в путь в другое государство и совсем скоро полагаюсь войски догнать . Я довольно здоров . Детишек уведомь , что я здоров и их никогда не забуду и благославляю …»М. И. Кутузов – Е. И. Кутузовой , 31 августа 1805 года

« Думаю, что ни один путешественник не ехал так совсем скоро, как мы, ибо в двенадцать дней миновали мы всю Австрию, и я ничего едва ли не не заметил … Посчастливилось только лишь взглянуть лишь на монастырь Готвег , стоящий на превысокой горе верстах в 2-х от Кремса. В этом месте имели мы дневку и я ходил смотреть библиотеку ветхих рукописей и объединение неплохих живописей . Гора, на которой стоит монастырь, столь высока , что в отличную погоду с высоты замка можно видеть пятьдесят деревень и некоторое количество населенных пунктов . В аббатстве Мельк … видел я людей, какие всем наслаждаются, всего обладают довольно, охвачены изобилием , сами же ничего не поступают и ни о чем не заботятся. Аббатство Мельк есть очень большой древний замок на решительном берегу Дуная: снаружи украшен пышными колоннадами и превосходными садами , в глубине везде блистает изящество художеств . Там есть огромная библиотека стародавных и ранее не известных книг, исключительные живописи и особливо Рафаэловы , как утверждают, подлинники…В конце концов ввечеру вчерашнего числа прибыли мы в населенный пункт Браунау. Колонна наша под командованием генерала Милорадовича вступила в населенный пункт с восклицаниями: ура !»Федор Глинка « Письма русского офицера»

В октябре 1805 года на западе Австрии около населенного пункта и крепости Браунау сосредоточилась 40-тысячная армия Кутузова . На территории Баварии в это промежуток времени вступили в силу 80 тысяч австрийцев, не ставших дожидаться российских союзников. Фактически командовавший австрийской армией генерал Макк надеждал как можно лучше сказать разбить Наполеона.Кончилось это позорной капитуляцией австрийцев и сдачей ими крепости Ульм.Будущий маршал Франции , а в таком случае генерал, Мармон вспоминал : « Аналогическое представленье нет возможности обрисовать и чувства , охватившие меня в таком случае , я никогда не забуду все еще . В котором благополучном опьянении располагались наши военнослужащие ! Какая награда за месяц их лишений ! Какой пыл , которое взаимодоверие вызвали у войск эти сцены . Для такой армии не было ничего невозможного . Любая битва была ей по плечу ».

После оглушительной Ульмской катаклизмы русская армия и последние крохи австрийцев очутились перед превосходящими их в некоторое количество раз войсками Наполеона. До следующих российских подкреплений было не не менее 500 верст. Кутузов стал отход на восток , сдерживая врага в арьергардных поединках.

«… Были дела при Ламбахе, Амштеттене и Мельке; но не смотря на стойкость и храбрость, признаваемую самый-самим неприятелем, с какою дрались
российские , следствием этих дел было только лишь еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена при Ульме и присоединившиеся к Кутузову при Браунау, отчеркнулись в настоящее время от русской армии, и Кутузов был предоставлен только лишь своим хрупким, истощенным силам… Вместо наступательной, глубоко обдуманной по правилам новой науки — стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом , только одна, едва ли не недостижимая цель, предоставлявшаяся в настоящее время Кутузову, состояла в настоящее время в том , для того, чтобы не погубив армии, подобно Макку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из Российской Федерации».Л. Н. Толстой «Война и мир»

« От Браунау до Кремса , около 400 верст шли мы день и ночь и во постоянно становились лагерем все время на оголенном поле , в отсутствие палаток и всякого прикрытия , помимо самый-самых худых шалашей.., а от сильного холоду согревались у огня , который каждый у своего шалаша раскладывал . Надобно протестировать таковую нужду , для того, чтобы иметь о ней понятие . Идти полные ночи насквозь в грязи по колено, измокнуть от снега или дождя и дрожа от холоду или в изнеможении от усталости , на 1 минуту броситься на солому…»Федор Глинка «Письма русского офицера»

10 ноября наша армия перевезлась через Дунай у населенного пункта Кремса и уже на другой день получила возможность разбить французскую дивизию Мортье . В поединке принимала участие только лишь часть сил армии Кутузова .Это сражение Наполеон назовет «кремским побоищем». В данный момент на поле под Дюрнштайном можно увидеть памятник тому бою .В случае если кому-то интересна эта страница войны и сам городишко Дюрнштайн , то о них я писал в отзыве о Вахау.

Но сразу после сражения «… Кутузов через своего лазутчика получил … известие , ставившее командуемую им армию едва ли не в безвыходное местоположение . Лазутчик доносил, что французы в очень больших силах, перейдя венский мост , устремились на путь сообщения Кутузова с войсками, шедшими из Российской Федерации …Французы … усиленным маршем шли на Цнайм … Достигнуть Цнайма прежде французов — значило получить огромную надежду на сохранение армии . Дать французам предупредить самое себя в Цнайме – значило скорее всего подвергнуть всю армию позору , подобному ульмскому , или общей смерти . Но предупредить французов со всей армией было невозможно . Проезжая часть французов от Вены была короче и гораздо лучше …В день получения известия Кутузов послал … авангард Багратиона направо горами … Багратион обещал пройти без отдыха этот переход , остановиться лицом к Вене и если бы ему посчастливилось предупредить французов , то он обещал их задерживать какое количество мог … Пройдя с голодными , разутыми солдатами, без дороги по кучам , в шумную ночь сорок пять верст, растеряв 3-ю часть отсталыми, Багратион вышел… в Голабрун несколькими часами прежде французов … Кутузову надо было идти еще круглые сутки … и за счет того, для того, чтобы спасти армию, Багратион обещал с несколькими тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжении суток всю неприятельскую армию, что было , очевидно , невозможно . Но странная судьба сделала нереальное возможным .Успех того обмана, который без поединка отдал венский мост в руки французов , побудил Мюрата обмануть помимо прочего и Кутузова .
Мюрат , встретив слабый отряд Багратиона , подумал , что это была вся армия Кутузова . Для того, чтобы сомнений нет раздавить эту армию , он поджидал отставшие по проезжей части из Вены войска и с данной целью предложил перемирие на три дня … Мюрат уверял, что уже идут переговоры о мире и что за счет того, избегая бесполезного пролития крови, он делает предложение перемирие».Л. Н. Толстой « Война и мир »

Зная, как только вот, в следствии аналогичного «перемирия» французы без единого выстрела захватили мосты в Вене, абсолютно любой генерал с ходу бы не признал приглашение Мюрата , прекраснейше при всем при этом понимая, что финалом бы был , в случае если не разгром, то горькое поражение русской армии. Можно было согласиться на перемирие и на сопровождающее его неизбежное условие для всей русской армии оставаться на районе ( тем временем к Мюрату не подошли бы добавочные силы ). Но в таком случае такой же исход, лишь на два — три дня вслед за тем. Но к несчастью для Мюрата он имел на сей раз дело не с австрийскими генералами, а с самый-самим Кутузовым. Под угрозой смерти всей армии, каковую он с таким трудом, без единого поражения и в том числе с победой под Дюрнштайном довел до границ Моравии, Кутузов проделал французскому маршалу встречное приглашение. Он предложил Мюрату капитуляцию русской армии. Расчет был простым: условия перемирия не давали возможность менять местоположение войск – они обязались бы оставаться на районе. Приглашение капитуляции этого на первый взгляд вроде тем временем не означало.Мюрат, едва не сошедший с ума от счастья, без промедления отправил Наполеону донесение с проектом капитуляции.Додуматься до такого мог только лишь Кутузов. Недаром Александр Васильевич Суворов говорил о нем: « Его сам Де Рибас не обманет.»Наполеон, прочитав донесение Мюрата, был вне самое себя :: «…Я не имею возможности понять, как Вы имели возможность допустить, для того, чтобы Вас провели аналогическим способом» , гневно писал он.Но промежуток времени шло. До Вены, где в императорском дворце Шенбрунн находился Наполеон, было 60 верст, то есть некоторое количество часов пути и некоторое количество часов бешеной скачки до сегодня. Это все промежуток времени в десяти верстах к северу от Шенграбена по направлению к Моравии безостановочно двигались ведущие силы русской армии… Можно лишь предполагать, что происходило в душе Багратиона, тем временем его отряд оставался на районе в предвкушении неизбежной развязки.

« Адъютант Бонапарте во всю прыть лошади прыгал с зловещим письмом к Мюрату. Сам Бонапарте, не доверяя своим генералам, со всею гвардией двигался к полю сражения, поединкясь упустить приготовляую жертву, а отряд Багратиона весело раскладывал костры, сушился , обогревался, варил в 1-й раз после трех дней кашу, и никто из людей отряда не мог знать и не считал, что предстояло ему».Л. Н. Толстой « Война и мир »

Мюрат получил пакет от императора около шестнадцати часов 16 ноября и без промедления двинул на российские точки зрения свои войска. Сражение началось.Отряд Багратиона количество равно 7000 человек, силы Мюрата – 30 000 .

Соколов Олег Валерьевич: « Французы спешили. У них не было ни малейшего часы повернуть перед фронтом российских позиций все имеющиеся силы. Поскольку поближе всего к отряду Багратиона располагалась гренадерская дивизия Удино , первыми были брошены в поединок ее
военнослужащие. 1-й полк дивизии обошел Шенграбен с запада и вышел напротив правого фланга российских войск . Князь Багратион направил 6 – й егерский в контратаку. Французские гренадеры были опрокинуты ( эта именно та контратака при участии Багратиона и Андрея Болконского, которая описана Толстым в « Войне и мире » — Н.С. ) В одно и тоже время русская батарея в самом центре засыпала Шенграбен гранатами и деревня запылала.« Густая тьма ночи покрывала нашу планету, — вспоминал очевидец . – Вся деревня была объята пламенем и представляла в одно и тоже время из самое себя самое очень красивое и самое ужасающее представленье .особняка разваливались в потоке пламени, солома, сложенная в ригах, служила красивой пищей для огня, который распространялся с огромный скоростью. Скоро осталась нетронутой одна только лишь церковь , но все предвещало то, что она не будет способен избежать буйства пожарища, и скоро колокольня с диким грохотом обрушилась из числа руин.»Вполне достаточно посмотреть на план , для того, чтобы понять , что Шенграбен , занимавший по фронту едва ли не 800 метров , перегородил проезжую часть французским войскам. Его нужно было обходить слева и справа, через овраги, колдобины и рытвины. В сгущающейся тьме пехота имела возможность это совершать тяжело , кавалерия буквально застряла на участке, а для артиллерии прохода как говорится не осталось .« Я не уходил у въезда в Шенграбен , слыша выстрелы и проклиная заграждение , какое причиняло неудобства принять мне участие в поединке , — вспоминал о событиях своей батареи Левассер . – Вдруг показался какой – то гусар , выехавший из пылающей деревни . « В этом месте можно проехать ? » — задался вопросом я его . – « Да », — дал ответ он , — « Я приехал если взглянуть под другим углом .» В таком случае я приказал упряжке 1-го орудия прыгать за мной… Мы двинулись в галоп по улице, объятой пламенем. Мы пересекли тысячу препятствий , где мой не большой зарядный ящик ежесекундно мог взлететь на воздух . И я вырвался из деревни. Мы продолжали прыгать еще 200 шагов вперед , пока в конце концов, не увидели врага справа . Мы стали разворачиваться , для того, чтобы поставить пушку на проезжую часть , но залп неприятельской артиллерии повалил моих канониров , 6-о из них было убито и ранено, а пушка разбита».

Имя русского офицера, командовавшего данной батареей – штабс – капитан Судаков Яков Иванович. Толстой назовет его « капитан Тушин».

» Про батарею Тушина было забыто, и лишь в финале дела, продолжая слышать канонаду в самом центре, князь Багратион послал туда дежурного штаб-офицера и после этого князя Андрея, для того, чтобы велеть батарее отступать как можно лучше сказать. Укрытие, стоявшее бесчестне пушек Тушина, ушло, по чьему-то велению, посреди дела; но батарея продолжала стрелять и не была взятафранцузами только лишь поскольку неприятель не имел возможности гадать дерзости стрельбы 4-х никем не безопасных пушек. Напротив, по энергичному влиянию данной батареи он подозревал, что в этом месте, в самом центре, сосредоточены высшие силы российских, и дважды пытался атаковать этот пункт и оба раза был прогоняем картечными выстрелами одиноко стоявших на данном событии возвышении 4-х пушек.»» Война и мир»

Огнем своей батареи штабс-капитан Судаков будет сдерживать натиск французской пехоты . И продолжит выполнять это в том числе в таком случае , когда он и его
военнослужащие останутся абсолютно одни — отечественных частей не будет уже ни справа , ни слева , ни в тылу батареи.

Для штабс-капитана Судакова это была 1-я война и 8-й поединок.

Я отыскал послужной список артиллерии полковника Судакова Якова Ивановича :

«… Орденов Св. Анны 2 класса с алмазами красиво оформленной , Св. Владимира 4 степени с бантом , Золотого Креста и Золотой шпаги с надписью « За храбрость » кавалер.Возраст – 1777 года появления на свет.Из обер – офицерских детишек, крестьян не имеет.Читать, писать, арифметику и артиллерийскую науку знает.Жена – Богомила Николаева дочь, Минской губернии, Слуцкого повета помещица.Дети – Михаил, Владимир, Валериан, Александра , Елисавета …»Воевал со шведами, был тяжело ранен.«…1811 года ноября в день 19 имел щастие удостоиться чрез Инспектора полиции всей артиллерии и декабря от 7 получил Высокую Его Императорского Величества благодарность … за попечительную ревность и старание в доведении командуемой 5 бригадой до совершенной исправности , в коей оная найдена при инспекторском осмотре Его Сиятельством…»« Его Сиятельство, Инспектор всей артиллерии…»- это, как будто, сам Алексей Андреевич Аракчеев — не только лишь не уступающий ни перед чем вельможа и самодур, но и очень красивый знаток артиллерийского дела , немало сделавший для реорганизации русской артиллерии в предверии войны 12–го года. Заслуженно получить его похвалу было выполном едва ли не немыслимым.« Из обер – офицерских детишек » — то есть сын младшего офицера — в наилучшем происшествие поручика или штабс–капитана с жалованием меньше 200 рублей в год .« Крестьян не имеет » — жил, учился на медные гроши.Прошел 4-е войны ; в войне 12–го года не принимал участие. Служил честно, сражаться умел.« За полученными ранами полковником с пенсионом и мундиром полного содержания лишен работы в отставку 1814 мая 1–го .»По выходе в отставку ездил лечиться от ран в Карлсбад.Скончался от последствий контузии 5 февраля 1819 года — на 43 году , не прожив и 5-и лет после отставки.Из именного Высочайшего рескрипта:« Господин штабс – капитан Судаков , в воздаяние отличной храбрости , оказанной вами в прежних противу французских войск сражениях , где вы минувшего октября 24 при местечке Еттингене , находясь при Киевском гренадерском полку , могуче и неустрашимо развивали деятельность из орудий и тем делали облегчение кавалерии и пехоте и 4 – го ноября при Шенграбене развивали деятельность в неприятельские батареи и пехоту из трех орудий и тем уменьшили мощную его канонаду, жалую вас кавалером ордена Святаго Равноапостальнаго Князя Владимира 4-й степени, коего знак при сем к вам препровождая, повелеваю возложить на самое себя и носить в петлице с бантом установленным порядком, не сомневается будучи, что сие послужит вам поощрением к вящему продлению усердной работы вашей.Пребываю вам благосклонныйНа натуральном личною Его Императорского Величества рукою написано Александр»

«…Успехом дня мы должны намного более всего операцию данной батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой «.Андрей Болконский

Окрестности Шенграбена . Где-то в этом месте стояла на точки зрения батарея штабс-капитанов Тушина и Судакова :

Бой под Шенграбеном 7–тысячного отряда Багратиона с 30 — тысячным корпусом Мюрата длился шесть часов.Будучи не могут сдерживать французские части,
российские в медленном темпе, с боем отходили на север – историки после этого подсчитают: со скоростью одна верста в час .На побочном фланге контратаковала кавалерия – Павлоградский гусарский полк, где служил Николай Ростов. Атака не посчастливилась .Самый ужасный бой развернулся в 3-х верстах к северу от Шенграбена в деревушке Грунд . В полной темноте на улицах, в садах, дворах шла ожесточенная схватка на штыках, с залпами в упор, ударами прикладов. Некоторое количество раз российские части попадали в охвачение и раз за разом прорывали его. Азовский и Подольский полки вырывались из кольца французских войск три раза.В некоторое количество раз уступая противнику в численности, будучи окружаем, Багратион не только лишь арестовал врага, он сохранил главнейшую часть своего отряда и еще захватил пленных.

Деревня Грунд в 3-х верстах к северу от Шенграбена . Слева от дверей церкви памятная доска , приуроченная к французским офицерам и бойцам, и огромная доза с живыми цветами :

Олег Валерьевич Соколов в собственной службе « Аустерлиц » писал :« Все, кто участвовали в данном бою, отдали нужное героическому… русскому арьергарду.«Это сражение…вспоминал … генерал Матье Дюма , — делает честь князю Багратиону …»Но намного более важны слова Фантеза дез Одара, стоявшего в тот день в рядах гренадеров Удино. Он написал о Багратионе: « Умелой хитростью он выгадал промежуток времени, его войска, атакованные превосходящими силами , доблестно сражались , после этого он так сумел ускользнуть от нас , что мы не смогли его нагнать, он не оставил ни артиллерии , ни обозов. Я начинаю считать , что куда намного более славно воевать с русскими, чем с австрийцами ».И в конце концов генерал Пельпор , в таком случае офицер 18 – линейного полка , сказал еще намного более емкой и короткой фразой : « Князь Багратион выказал огромную решительность , поддержанную великой отвагой , его военнослужащие были чудесны…»… В лице Кутузова Наполеон нашел достойного противника . Без сомнения у видавшего виды русского полководца не было порыва и энергии его существенно намного более молодого противника , в сфере оперативных и тактических комбинаций ему помимо прочего было трудно спорить с Наполеоном …Однако преклонного возраста полководца отличали блестящий политический ум , тонкая проницательность и глубокое сознание стратегических проблем .Отступление Кутузова от Браунау до Брюнна нужно признать поистине образцовым , понятное дело , не на взгляд порядка на марше ( его едва ли не невозможно было соблюдать в очень тяжелых коридорах перед лицом предприимчивого, храброго и намного более многочисленного врага ) , а на взгляд того , что малейшая ошибка , допущенная российским полководцем , стала бы для его армии последней … и его армия бы была окружена, разгромлена , раздавлена , взята в плен. Но Кутузов не допустил ни 1-го стратегического просчета , сумел нанести контрудар под Кремсом , выстоял в том числе в случае, если не по его вине французская армия шла из Вены наперерез российским. Это все заслуживает , без сомнения , самой высокой оценки . При всем при этом … Кутузов … функционировал совершенно собственными силами ».

«Войну и мир» я прочитал в 6-м классе . Заблагорассудилось. Отец с матерью отнеслись к этому делу скептически , но не возражали . И вы сами понимаете , приглянулось . Оказалось после свадьбы, моя любимая жена эту книжку прочитала тоже
классе в 6-м. Поэтому «Война и мир» для моей семьи не столько книга из школьной программы — по ходу жизни становилось ясно, что это некоторое количество гигантское.Мы всяким этот эпос, а экранизация Сергея Федоровича Бондарчука , скорее всего , лучшая экранизация литературной классики в всемирном кинематографе.Кадры из кинофильма в московском музее войны 1812 года показываются посетителям уже едва ли не на правах кинохроники и, как будто, жертвы ЕГЭ как раз так это и улавливают.

Так все же о чем эта книга ? О чем 4-е тома , для чего полтысячи героев и персонажей ? С целью чего автор заставляет всех их делать всевозможные поступки, говорить, мучиться , умирать?Это о элементарных радостях жизни и ее смыслах: дом, семья, отношения любви в доме, про то , как это прекраснейше, когда есть любимый человек и он ( она ) рядом. Про то, как прекрасна быть может наша простая, неяркая русская природа, про то как человек может быть сливаться с ней и в таком случае и человек, и природа становятся чем-то огромным, чем если бы они оставались порознь. О огромных и недостаточных печалях, крохотных радостях жизни и про то , что возможность иметь это все и есть величайшее счастье …Кто в русской прозе, помимо Толстого, так написал о таком ?Вдобавок про то , что на свете уж очень много подлецов , какие рушат жизнь некоторых людей или каким должны для этого уже целостные народы … И про то , можно ли оставаться в стороне …И еще эта книга повествует , что Российская Федерация страна , в которой надо уметь сострадать , пособничать и оставаться человеком.Только лишь не следует то, что я в данный момент сказал , судить по суровим канонам и меркам литературоведения. Я просто напросто человек, захотевший в который раз прочесть заново эту книжку. И предпринять попытку почувствовать ее.

Лев Аннинский: « …Толстой …навсегда вписавший « Войну и мир» в российскую душу, а российскую душу в общемировую историю.., проповедник невыполнимых правил жизни, переписывавший Евангелие и споривший с церковью… »Дмитрий Бавильский : « … Боль за народ и ответственность перед народом …возможно , первый раз в русской истории собрал обобщенный образ Российской Федерации и «русского» …« Война и мир» — универсальный эпос, главный русский роман , выполнивший функцию гегелевской философской системы. Лев Толстой и есть наш отече6ственный Гегель , задавший направление дальнейшему усовершенствованию русской цивилизации.»

Несколько лет назад в издательстве журнала «Звезда » вышла книга Якова Аркадьевича Гордина « Ничего не утаю, или мир погибнет , если я остановлюсь. Эпопея великой утопии ». Она о жизни , поисках и метаниях Льва Николаевича Толстого.Это чрезвычайно мудрая , чрезвычайно глубокая и тонкая книга.

Яков Аркадьевич Гордин :« Напоследок я говорю себе : «Ежели пройдет три дня , в период каковых я ничего не сделаю для пользы людей , я убью самое себя.»Л. Толстой . Дневник . 15 июня 1854 года . Ему 25 .«…По ярости самообличения , по степени презрения к себе, по глубине несправедливости и преувеличения личных прегрешений, он не мог знать себе равных. Куда там Руссо …»« Навряд ли кто-либо в европейской культуре послебиблейских времен явил такой пример непримиримости к несовершенству мира и человека , как Толстой … Трагедия Толстого была зеркалом — , нет , не русской революции! – но сущностной трагедии самой Российской Федерации , трагедии , каковую он отчаянно
пытался предотвратить, противопоставляя до смерти опасной низкой самом деле хорошую , но , быть может , не не менее коварную утопию …».« Дело было в резком , взвинченном ощущении близящейся катаклизмы – распада государства и человека. Душой и нервами Толстой чувствовал те « горы злобы », какие накопились среди народа».« Толстой уверовал в необходимость идти сплошь полностью , искать последние решения . Все , хоть бери да сколько –нибудь смахивало на компромисс , вызывало его вражду .»«Лед трещал и ломался у него под ногами , и он двигался вперед , не останавливаясь , ибо мир вокруг погибал».«Он принимал задачу перестроить мир – радикально и целиком . Он надеялся принести в мир всепобеждающую идею добра …»«…Толстой звал отбросить эти законы ( жизни – Н.С. ) и строить последную жизнь по правилам , знаменитым лишь только ему … И в данном была не только лишь вера. Было в данном и отчаяние, ибо катаклизмы, предсказанные Пушкиным, надвинулись…Он был горд и очень долго самоуверен. Но не гордыня вела его, а сострадание».«Что же я должен создать, если я один понял учение Христа и поверил в него?» Л .Толстой« Весь день тупое , тоскливое сословие. К вечеру сословие это перешло в умиление — намерение ласки – любви . Желалось, как в детстве, прильнуть к любящему, жалеющему существу и умиленно быть и плакать утешаемым. Но кто подобное существо, к которошму я мог бы прильнуть так ? … Сделаться крохотным и к матери, как я представляю ее себе.Да, да, маменька, какую я ни разу не называл еще,не умея говорить . Да, она , высшее мое описание о чистой любви, но не холодной , божеской, а земной , теплой , материнской. К данной тянется моя лучшая, уставшая душа . Ты, маменька, ты приласкай меня ».10 марта 1906 года. Ему едва ли не восемьдесят .Попробуйте отыскать книжку Я. А.Гордина. и прочитать ее.

По моему разумению ( после посещения Умбрии и погружения в ее пласты ) судьба Льва Николаевича это путь Франциска Ассизского . Только лишь он несостоявшийся Франциск Ассизский. Как едва ли не всегда бывает при пробе полюбить все род людской, в первую очередь человек делает несчастными самый-самых неразлучных , самый-самых любящих его людей , а после этого и самого самое себя.Не следует любить все род людской … Любите самый-самых недалеких , самый-самых родных людей . Ведь они одные. А с остальными будьте просто напросто объективны и терпимы ( да и с самыми родными и близкими тоже ) . Уже этого будет вполне достаточно для того , для того, чтобы изменить мир , если так уж хочется.Он не состоялся как Франциск Ассизский. Чего-то не хватило. Ума ? Мудрости ? Святости ? Или не более чем доброжелательности, смирения и терпимости? А первейшим, определяющим было впечатление очень быстро приближающейся катаклизмы ?И еще. Оправдаться прежде него, попросить прощения и быть Им прощенным, несложно. Можно все объяснить, покаяться, попросить прощения, обещать. А вот наедине с собой самим так уже не получится.

Вообщем, у каждого среди нас свой путь.

И вновь Лев Николаевич: « Ложь перед другими есть довольно часто невинная игра, удовлетворение тщеславия ; ложь же перед собой есть всегда извращение аксиомы, отступление от требований жизни».

« Кто среди нас не был молод , кто не любил приятелей , кто не любил самое себя и не ждал от самое себя того, чего не дождался ?»«Надо жить , надо любить, надо верить».Это тоже Толстой .

И вот этот неистовый,
страстный, стремившийся полюбить весь мир человек и основал в свое время «Войну и мир», ее героев, ее миры, смыслы, эту «огромную проповедь в форме исторической эпопеи». ( Я. Гордин ).

Давайте вчитаемся в ее страницы и снова вглядимся в ее людей.

Героизм «истинный» и героизм «ложный» — незаметный и в том числе робкий в мирной жизни капитан Тушин и разжалованный в нижние чины гвардейский офицер, нахальная , сентиментальная и самоуверенная тварь Долохов ( эпитеты в финальном происшествие не мои , но я под ними подписываюсь ) , который в деле при Шенграбене идет со своей ротой в штыковую атаку, берет в плен французского офицера и здесь же подбегает к командиру полка, для того, чтобы тот мог запомнить его, Долохова поступок — Долохову нужно было делать деньги на эполеты . Толстой противопоставляет их, его симпатии, само собой, на стороне Тушина , а также других , подобных на него . В школе нам на образце этих 2-х офицеров в свое время рассказывали, что есть героизм истинный и есть героизм ложный . Для меня , честно говоря, это противопоставление ненастояще. Для командира важно только лишь одно : может быть его подчиненный выполнить задачу или нет и он обязан проделать так , для того, чтобы самый-самые любые люди , с самыми разными мотивациями воевали как нужно. Все остальное можно оставить штатским молодым людям для их раздумий в спокойное промежуток времени. Но в эпоху Льва Николаевича похожие размышления были откровением .Для меня в этом месте важно приятелое . И Тушин , и Судаков они родом из века Екатерины. Войны, какие вела при ней Российская Федерация, шли против Крымского ханства , против ужасных опустошительных набегов на российские земли крымских татар. Они шли против Османской Империи за избавление братских славянских православных народов . Армия могла помочь решать местные проблемы развития Российской Федерации , но это отдельная тема. И собственно во промежуток времени этих войн и формировался дух справедливости, глубокой оправданности ратного дела, чувство солдатского долга, столь особые для русского человека.В следствии этого так глубоко и симпатичны, близки эти способы .За застенчивым Тушиным стоят тысячи безвестных российских офицеров. И солдат. И генералов.

Мы обычные люди , не синие чулки и не книжные черви , но только лишь жить хочется полной жизнью . Вдобавок наши отец с матерью , какие и у жены и у меня не имели в том числе высшего образования, а отцы были офицерами, прослужившими много лет далеко от столиц , чрезвычайно любили книги, и ценили их , и ненавязчиво учили уважать людей знания и культуры . И отца с матерью мы с подругой жизни поминаем в разговорах едва ли не ежедневно .А «Войне и миру », ее героям мы посвящаем в том числе бесценные дни отпусков.

Незабывайте, 1-й том , Австрия, кампания 1805 года :«двадцатьтретьего октября российские войска переходили реку Энс. Российские обозы, артиллерия и колонны войск посреди дня тянулись через город ……День был немного нагретый, осенний и дождливый. Пространная перспектива, раскрывавшаяся с возвышения, где стояли российские батареи, защищавшие мост, то вдруг затягивалась кисейным занавесом косого дождя, то вдруг расширялась, и при свете солнца далеко и ясно становились явны предметы, точно устланные лаком. Виднелся городишко под ногами с своими белыми красными и домами крышами, мостом и собором, по обеим сторонам которого,
оравясь, лились массы российских войск. Виднелись на повороте Дуная суда, и остров, и замок с парком, окруженный водами впадения Энса в Дунай, виднелся левый покрытый и скалистый сосновым лесом берег Дуная с непонятною далью зеленых вершин и голубеющими ущельями. Виднелись башни монастыря, выдававшегося по причине соснового, казавшегося нетронутым, дикого леса, и далеко впереди на горе, по ту сторону Энса, виднелись разъезды врага.Между орудиями, на высоте , стояли впереди начальник ариергарда генерал с свитским офицером, рассматривая в трубу местность. ..»А дальше рассказ про то , как гусары Павлоградского полка под огнем французов поджигали мост , про то , что ощущал Николай Ростов, первый раз оказавшийся под огнем , его переживания …Этот боевой эпизод Толстой не выдумал, так и было. Мы разыскали городишко Эннс/Enns ( 10.000 жителей ) , приехали в него , поднялись на самый-самую отличную башню в населенном пункте — она стоит на главной площади , и там со страницами «Войны и мира» в руках, заново перечитывая их, впитывали и глядели в самое себя это пространство, понимая в одно и тоже время, что классик в этих участках ни разу не был — там все в противном случае и в том числе двести лет не имели возможности так изменить ландшафт.Но Николай Ростов там был.Город Эннс стоит на Дунае километрах в 15 к востоку от Линца . На поезде 17 минут . Линц , к слову , чрезвычайно удобно расположен : и до Вены что же касается недалеко и добираться просто напросто ( прямой поезд , час сорок минут ), и россыпь крохотных древних городков и монастырей вокруг , и горы едва ли не что рядом . И в Чехию можно съехать поутру, а вечером вернуться.

Стал читать ранние кавказские поведы и поразился тому, в какой мере не по наслышке они сочинены. Все чрезвычайно просто напросто и буднично. Есть просто напросто война и лишь люди. У автора пока нет умствований, попыток загнать жизнь в схемы и что-то ими доказать. Люди выполняют на войне свое дело, выполняют его как ни в чем не бывало и без пафоса. И каким языком это написано, сами же тексты прозрачны и чисты .И рядом « Севастопольские поведы» … Понять , объяснить почему их так превозносили современники у меня есть возможность , а вот принять …Толстой показывает солдат , офицеров . Показывает , понятное дело , со своей точки зрения , по-толстовски : если отличный офицер , то в обязательном порядке с тоненьким , а то и писклявым голосом . Или просто напросто выпивоха без каких-либо прочих отягчающих черт характера . Но мысль автора понятна и по-человечески симпатична. И сколько по этим страницам рассыпано узнаваемых, неразлучных , в том числе спустя 200 лет, примет военного , походного быта. Узнаваемых не по составным частям — по духу .Любому солдату на абсолютно любой войне хочется совсем немногого: покушать в конце концов досыта, выспаться, помыться, да еще покурить. И порадоваться таким минутам .Вот вам и Толстой и о таком тоже . Без излишних слов.

«Он был человек спокойной, закаленной храбрости».

«Кутузов ни разу не говорил о веках , каковые смотрят с высоты пирамид , О жертвах , каковые он приносит отечеству , он как говорится ни о чем не говорил о себе , Не играл практически никакой роли , казался всегда самым простым и типичным человеком и говорил самый-самые запростые , рядовые вещи . »Л.Н. Толстой

Несколько лет назад в некой газетной статье я прочитал : « До того времени , пока будут призываться, будут
быть на службе мальчики из глухих российских деревень и населенных пунктов , будет и армия». Это было сказано генералом–пограничником о заставах на Северном Кавказе.

По-моему это то, о чем писал и Лев Николаевич, только лишь то есть.

«Война и мир» , 1-й том :«Ну, в настоящее время прощай! — Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. — Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне, старому человеку, больно будет… — А коли узнаю, что ты вел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно!.. »Так провожали на войны.« Береги честь смолоду » — это тоже из русской классики – Александр Сергеевич Пушкин, «Капитанская дочка», эпиграф.

Не надо только лишь задавать вопросы , за что погибали и воевали в ту войну российские военнослужащие и офицеры . Есть такая дисциплина – историческая психология , которая учит осмысливать , что люди другой эпохи имели свою , а не нашу систему ценностей и двести лет назад внутри нее на первом районе стояли Бог и монарх, его слово . А еще было чувство долга и мнение товарищей по полку. Да и сами войны воспринимались в таком случае в противном случае , так как были все же другими . Войны ( не все , но основное количество) не противостояли мирной жизни, а были ее продлением и уходили на войны довольно часто в том числе с женами. И не только лишь офицеры, но и военнослужащие. Брали в том числе своры гончих для облавы. А еще эти войны были прекрасны.

Грозной битвы пылают пожары,И пора уж коней под седло.Выпустились к стычке гусары:Их благополучное промежуток времени пришло.Впереди — командир, на нем еще один мундир,А за ним – эскадрон после зимних объектов недвижимости…А молодой гусар, в Наталию влюбленный,Он все стоит пред ней коленопреклоненный…Булат Шалвович Окуджава

«Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба,.. и вот вновь спускаются с горы растянутые ниткой мушкетеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядышком с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не переживал с малых лет.Он пробудился…«Да, это все было!..» — заявил он, счастливо, детски улыбаясь сам себе, и заснул крепким, юным сном.»Так , понятное дело, могли ощущать только после этого , 200 лет назад.

Но войны были и бесчеловечны. Русский кавалерийский офицер, участник тех войн вспоминает как его папа, командир гусарского полка, повел полк в атаку на французских кирасир и как в борьбе с ними «…кивер отца моего был сбит и отрублена часть затылка, едва ли не до мозга… Отца моего тащили за подсумок и как он, от старости и истощения сил, не имел возможности бежать, то его кололи палашами в спину, нанеся четырнадцать ран; подсумок оборвался и папа мой упал ниц.»На выручку своему командиру кинулись гусары возглавляемые офицером.«…Отца моего подняли без чувств. Сотников хотел оторвать висевшую часть затылка, но повредил только лишь ране, и приложил висевший кусок на свое место, вместе с волосами. Отца моего без чувств перевалили чрез лошадь спешеннаго камердинера и привезли в полк, а оттуда отнесли на перевязочный пункт. Рана на голове несколько дней подвергалась антонову огню; пораженныя места вырезывались; чрез большое количество времени рана затянулась, и папа мой, с разстроенным в конец ослаблением и здоровьем зрения, жил еще три года. »- 1805 год ,
Аустерлиц.

А еще в таком случае были чрезвычайно элементарные нравы . Совсем несложные…« Как то раз вечером приехал… военный , который задался вопросом , где бы ему предоставлялась возможность переночевать и поужинать . Ему отвечали , что величайший дом у князя Цицианова , и что он чрезвычайно гостеприимен . Он постучался . Ему отворили и задались вопросом , кто он и что ему нужно . Он соответствовал , что он полковник фон Лорер , уроженец северной Пруссии … и что он принял решение ехать на юг Российской Федерации искать фортуны . Пока он ужинал и готовили ему постель, он разговорился и сказал им, что немцы любят фамильную жизнь, и что , если ему посчастливится, то хочет жениться… « А если ты желаешь жениться , — сказал ему старый человек , — у нас есть еще незамужняя дочь, у нее в настоящее время короста ( чесотка ) , и она лежит на лужайке вымазанная дегтем.» Его повели к ней . Он увидел темные курчавые волосы , темные глаза и … белые , как жемчуг зубы , и сказал , она ему очень нравится . А ее задались вопросом , согласна ли она выйти за него замуж . Она отвечала : « Достойные мои отец с матерью ! Я на все согласна , что вам угодно .» Ему сообщили , что за ней 20000 денежных средств , 12 серебряных приборов и дюжина чайных ложек, лисья шуба, покрытая китайским атласом, с собольим воротником, две пары шелковых платьев, несколько повседневных ситцевых, столовое и постельное белье, перины и подушки , шестиместная карета, шестерка лошадей , кучер и форейтор. Выпили по обычаю рядную. Нареченный жених отправился на тройке прямо в Херсон .»Из воспоминаний

Как росли и воспитывались те люди?« Папа наш… говорил нам: « Дети ! Вы произвелись на священных потах Великого Петра , трудившегося тут до изнеможения на верфи корабельной … Ежели и простой случай дал нам прозванье Петровы, то и в таком случае примете его святынею, по имени Великого Петра, и отправляйтесь путем военной чести Отечества, любите просвещение, будьте праводушны, не поединкйтесь говорить правду по присяге, ибо истине может помочь Бог.»Когда решение свое предать нас всех, 4-х сынов собственных , истинному боярскому жребию открыл он матери нашей, то она , как представительница слабого пола и мать, стала рыдать от ужаса разлуки с нами и воображения смертных язв, долженствующих упадать на ее порождение. Но папа наш сказал ей: « Ежели судьба сделала тебя из купеческой дочки женою дворянина, каких состояние не оплачивает податков правительственных наличными средствами, владея вотчинами, то ты должна знать, что в обмен того и в заплату за почет по неоспоримой дети и справедливости наши должны будут в одном ряду с другими заплатить за свое почетное звание трудами военными, потоками крови на поле чести и, может быть быт , утратою которого-нибудь из них жизни: в противном случае же бы были они чистейшие тунеядцы, могущие размножением себе аналогичных на беспрекословной от совести льготе задушить свое Отечество , а не защищать. В общем свете дворянские поколения пользуются правом высшего уважения от всех иных сословий , но за то они , истаивая в армейских трудах и огнях битв , защищают свои государства , прославляя их и самое себя .»Это отрывок из рассказа полковника первого егерского полка Михаила Матвеевича Петрова. Офицер, который прошел командиром егерского ( пехотного ) батальона всю войну двенадцатого года от Немана до Тарутина и Бородина и от Тарутина до Парижа,
воевавший с турками, еще перед этим с французами, не единожды раненый , оставил потрясающие воспоминания. Его полк в шесть часов утра 1-м из пробных открывал Бородинское сражение и завершающим покидал Москву.Михаил Матвеевич появился на свет в семье мелкопоместного дворянина в Воронежской губернии и армейскую службу стал в 17 лет . Его год появления на свет – 1780 . Год появления на свет Якова Ивановича Судакова – прообраза капитана Тушина — 1777 .

Доля подобных , как они неимущих офицеров составляла — семдесят семь процентов , то есть они как говорится не имели крепостных и поместий ( земли), да и из числа оставшихся 23% тех , у кого было не намного более 20 « душ » тоже хватало. Офицеры жили на копейки своего жалования. Находящихся в законном браке из числа российских офицеров было всего около восемь процентов . Яблоко раздора по прежнему: бедность . К слову, из числа генералов тех, кто жил лишь на жалование , было около половины . Но вот в 4-х и намного более войнах из них принимало участие две трети ( цит. по Д.Г.Целорунго ).

Кто помнит, сколько войн вела Российская Федерация в первой половине 19-го века ?- русско – персидская война 1804 – 1813 гг.;- русско – французская 1805 – 1807 гг. ;- русско – турецкая 1806 — 1812 гг.;- русско – шведская 1808 – 1809 гг. ;- Отечественная война 1812 года и Заграничные походы русской армии 1813 – 1814 годов ;Были еще бои на Кавказе с горцами . А в предыдущем случае в 1799 году Швейцарский и Итальянский походы Суворова.

Кажется, все.

Уже закончив наши хождения по Шенграбену , деревушке Грунд и окрестностям, мы в конце концов привлекли внимание на массовые вывески на жилищах Шенграбена : « Продажа вина » и к слову вспомнили , что и регион этот в Нижней Австрии называется Weinviertel/Вайнфиртель, то есть если в буквальном смысле слова , винный квартал или винный район . Хотя я, скорее всего, перевел бы как винный край .Зашли в 1-й же понравившийся дворик. Навстречу вышел владелец — винодел , мужик лет сорока, одетый в том числе по нашим русским меркам проще простого. Мы поздоровались и я поинтересовался, можно ли сделать попытку и приобрести вина, объяснив что конкретно нам желательно . Владелец, немного подумав, сказал , что нам значительне подойдет не Silvaner, а Rivaner и ушел в погреб. Через пару минут он был замечен уже с подносом, бокалами на нем и бутылкой белого сухого вина с этикеткой, но без оплетки из фольги. Тут же во дворике в нежных лучах осеннего солнца , откупорив бутылку, он разлил вино. Попробовав , мы онемели : это слегка охлажденное белое сухое вино , рожденное на севере Австрии , было нежнейшим , с легкой — легкой кислинкой в послевкусии. Его совершал мастер.Перекатывая во рту напиток , я лихорадочно соображал , сколько бутылок можно взять — мы улетали на следующее утро и чемоданы были уже укомплектованы. Но на две бутылки место, кажется, оставалось.

И вот пройдет два месяца и 16 ноября 2015 года, в 210-ю годовщину Шенграбенского сражения мы откроем это вино, наполним бокалы и поднимем их за батарею капитана Тушина , за князя Андрея ( ведь он тоже там был ) , за российскую армию. И за штабс-капитана Судакова.

Через пятнадцать лет после Шенграбена уже на островке Святой Елены, после Бородина и пожара Столицы России, ужаса и отчаяния Березины, пережив измену, предательство сходственных людей, обрушение Парижа ,свое отречение и гибель
Жозефины, после битвы при Ватерлоо Наполеон напишет: из всех армий, когда–либо выставленных против меня , лучшей была русская армия , отступавшая перед моими войсками поздней осенью 1805 года.

Это был наш отпуск со всеми его мыслями , чувствами и сословием души .

Мы шли в пыльной и сухой мглеПо раскаленной крымской глине,Бахчисарай , как хан в седле,Дремал в глубокой котловине.И в этот день в Чуфут – Кале,Сорвав бессмертники сухие,Я выцарапал на скале:20-й год — прощай, Российская Федерация !

— Николай Туроверов — офицер армии Врангеля. Прошел три войны. Его внесли раненым на борт одного из заключительных пароходов , покидавших Крым. Скончался в столице Франции в начале сентября 1972 года.

Спасибо.

.

Related posts

Крит. Остров-не-моей-мечты либо Эпопея завоевания меня. Часть 2

travel

Самара.Ностальгические компиляции -3: Ты в этом месте вздохнешь счастливо, произнесешь и крякнешь: совершенно верно!

travel

Вьетнамские покатушки с севера на юг. Дананг — Нячанг — Сайгон.. Часть 4.

travel

Петербургский трактат

travel

Кохем и мозельское:)

travel

Arrivederci e grazie. Сорренто. Прибережье Одиссея (Террачина). Завершение.

travel

Leave a Comment