Париж до теракта. Взгляд из его же садиков и скверов.

28 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

 Из квартала Сен-Жермен в Латинский квартал Париж, что же с тобой ?…

Прискорбно, но не имею возможности стать не с этого…

Хорошо, что жители  не остались в стороне от данной трагедии, и кто бывал, и кто не бывал в столице Франции, несли цветы к посольству и консульствам Франции.




У нас, в Санкт-Петербурге, уже с утра нашлась поминальная горка из цветов, которая росла все последующие дни.Спасибо всем, кто не остался без внимания.

Очень хочется надеяться, что Париж останется тем же красивым, гостеприимным и добрым, как и в начале июня 2015 года, когда я там побывал в крайний раз…

Теперь о приятном, о самый-самой той поездке. Не успел вовремя написать все, что хотел, не дало лето а также одна поездка во Францию-Италию, затем данный ужасный теракт к тому же отодвинул еще одной отзыв на какое-то время, поэтому удалось поздновато, но гораздо лучше поздно…Данный отзыв продолжение рассказа о прогулках по левому берегу (rive gauche).

В тот день, о каковом рассказываю, в планах было из квартала Сен-Жермен перебраться в располагающийся рядом, Латинский квартал, там охватить все, что вполне можно, а на то, что нельзя, грубо говоря оставалось время и на другой день. Поэтому , вполне можно было особо не спешить и слава Богу, ибо спешка — это ходячая гибель для туриста-). Погода тоже радовала, стояла жара, но не такая сильная, как та, что начнется через пару недель.Жил я на улице Университэ, в самом квартале Сен-Жермен, до Латинского тоже было не далеко, практически никакой транспорт был не нужен и рано утром по прохладе выдвинулся я по намеченному маршруту Париж.

Первейшим пунктом предполагался начать музей Делакруа, расхваливаемый в нескольких путеводителях как не большой, прелестный, уютный и так далее. Не то, для того, чтобы я какой-то пылкий поклонник этого замечательного художника, но при его имени как-то оживляюсь, сам не знаю почему. За предыдущие дни в 2-х парижских соборах я с огорчением разглядывал в почтом полумраке его росписи, досадуя на то, что никто не озаботится тем, для того, чтобы как-то пристроить к ним освещение, все же безобразие какое-то, ничего и вовсе не разглядишь! Для чего в таком случае Мастер тратил здоровье и краски?

Никогда не забуду, был я сильно недоволен этим условием, а одновременно уж и самый-самим Делакруа (бухтеть так бухтеть), но раз уж его музей-квартира была по пути, грех было не зайти, особенно, что оказался он открыт, функционирует с 9-30 до 17-30, вход 6 евро, есть льготы.

Адрес:6 Rue de Furstenberg, Musee National Eugene Delacroix. Беспричинно, по стечению обстоятельств, музей навряд ли отыщешь, хотя улочка махонькая, 80 метров, и в самом центре ее есть хорошенькая круглая мини-площадь. Очень парижское местечко, сразу приглянулось. Улочка названа в честь какого-то германского священнослужителя из средних веков, типать намного более значимого для Франции, чем Делакруа-) С площади нужно зайти во двор, в конце которого и станет вход в музей.

Немного про самого Эжена Делакруа, для освежения памяти-) Появился на свет он в семье вполне достаточно знатной, папа его был дипломатом, одно время в том числе министром иностранных дел при Директории, а по материнской линии художник был далеким родственником Жозефины Богарне, наполеоновской императрицы. Хотя считается доказанным, что в действительности родителем художника был ни кто иной как пройдоха Талейран, чье имя давно стало нарицательным. Прохвост данный был сменщиком торжественного отца Делакруа на дипломатическом посту и был вхож в семью.

А дипломаты, как известно, люди подневольные, довольно часто отъезжают в заграницы по высоким государственным делам-). Вот вам и произошло то, что произошло.Отразилось ли как-то неразрывную связь на характере завтрашнего дня художника либо нет, неизвестно, но с раннего возраста он отличался буйным нравом и притягивал к себе всякие напасти-приключения. То няня вместе с ним с трапа в море свалится, то колыбель его вспыхнет, то веревка от мешка с овсом на шее затянется…Короче, натепевшись этого всего, вырос он своенравным и непокладистым-)Автобиографию Делакруа здесь рассказывать нет смысла, кто захочет что-то уточнить, с легкостью отыщет нужное в сети.Нам он больше известен по легендарной картине «Свобода, ведущая народ»(La Liberté guidant le peuple), посвященной революции 1830 года и ставшей романтическим символом этих всех страшных французских, да и не только лишь, ррреволюций. Хранится она нынче в Лувре, там есть целостный зал Делакруа.

Нам же картина больше известна как «Свобода на баррикадах»)

Делакруа считается разве что не основоположником романтического направления во французской живописи, хотя по мне так у него во много раз больше трагического в творчестве, нежели чего иного.Признается, что кинофильмы Делакруа оказали значительное влияние на живопись импрессионистов, Поль Сезанн писал, что «все мы вышли из этого Делакруа».Его много критиковали, не замечали, он же творил как умел и как хотел.Еще при жизни Делакруа, его товарищ, тоже больший, но поэт и критик, Шарль Бодлер, написал:»Делакруа представляет собой художником одним-единственным в собственном роде, у которого не было ни истоков, ни предшественников, а вполне вероятно, не станет и преемников. Это все поступает его столь драгоценным звеном в цепи истории, что ему нет смены, и, если бы вполне вероятно было его устранить, исчез бы полный шар земной мыслей и чувств и в цепи данной сформировалась бы невосполнимая брешь».

Музей Делакруа располагается в доме, в каковом художник снял помещение чтобы быть поближе к церкви Сен-Сюльпис, где он некоторое количество лет работал над фресками. Здесь он жил, здесь была его мастерская, здесь он и скончался в 1863 году.После гибели художника помещение перешло в частные руки, в 1929 году дом хотели снести и настроить здесь гаражей(в те-то времена!). Общественность отстояла, музей открыли в 1971 году, а в 2004 году его взял под опеку сам прославленный Лувр. Из натуральных вещей , помимо работ, разумеется, сбереглись мольберт, палитра, столики для рисования, кофр, узкая жилищать, на каковой он скончался, а также кое-что по мелочам.

Музей не очень большой, грубо говоря, случайному туристу хватит и получаса, стоит отметить, я вот, хотя тоже на первый взгляд нечаянный турист, но завис там на большее количество
времени-)Прав был сам Делакруа, написав, что «счастье живописи состоит нет никаких сомнений в том, что потребовала не более чем 1-го взгляда, для того, чтобы привлечь к себе и завладеть вниманием». Это он сравнивал живопись с литературой, где много пустопорожнего.

Несколько картин в музее и в действительности в буквальном смысле слова с 1-го взгляда как раз таки насильно тебя захватывают и не отпускают, такое чрезвычайно магическое действие оказывают.Такая вот Мария Магдалина, например…Уже затем прочитал в «Цветах зла» Бодлера об данной картине:»…А вот и всеми известная запрокинутая голова Магдалины со загадочной, таинственной улыбкой, столь сверхъестественно очень красивая, что не сама понимаешь, гибель ли окружила ее сиянием или божественная любовь придала ей таковую красоту».С великими принято соглашаться, да и спорить при таком варианте не о чем..

А вот «Ромео и Джульетта у могилы Капулетти» повергает какой-то невероятно сильно предоставленной беззащитностью героев и духом трагичной предрешенности…

Не знаю, видел ли эту картину больший Франко Дзеффирелли, когда искал киноактрису для собственного не не менее великого кинофильма «Ромео и Джульетта», но, я склонен думать, что, сходство 2-х Джульетт имеется…

Вот очередная притягивающая взгляд картина, это «Христос в оливковом саду»

Не зря считается, что кинофильмы Делакруа в первую очередь кажутся небрежными, но затем повергают личной внутренней динамикой и особым колоритом.Вновь же нельзя поспорить с Бодлером, что «если зритель смотрит на картину Делакруа издалека, поэтому не может быть разобраться внутри нее детально и не воспринимает ее сюжета, картина все точно также производит на него глубокое и сложное впечатление, насыщает его душу счастьем или печалью. Так и хочется сказать, что подобного рода живопись, подобно гипнотизерам и колдунам, внушает мысль на дистанции…»

При музее имеется и секретный садик, в какой вполне можно попасть только лишь через экспозицию. В последнее время Делакруа сильно болел, мало куда выходил и данный садик скрашивал его жизнь. Зачту его тоже в свою коллекцию сквериков-садиков Парижа

От музея Делакруа всего 3 минуты ходьбы до Place Saint-Germain des Prés (площади Сен-Жермен-де-Пре) на какой располагается и одноименная станция метрополитена и одноименный собор, один из старейших, по началу строительства, собор в столице Франции. Это, наверное, самый центр квартала Сен-Жермен, здесь и небезызвестные кафе De Flore и Les Deux Magots и много еще чего увлекательного. В предшествующей части я уже немного о таком писал.Сам собор и аббатство при нем, вернее, его 1-й вариант, был построен еще в 542 году Хильдебертом I. В таком случае он стоял в середине широченных лугов, что и сказалось в самом названии Де-Пре. Норманны затем его разрушили, парижане восстановили, ррреволюционеры в 18 веке вновь разрушили и вновь парижане восстановили уже в 19 веке.Полагаюсь, что ближайших идиотов ожидать придется длительное время, хотя, кто понимает, с учетом настоящих реалий-(.Не знаю, как на кого, на меня именно данный собор как-то впечатления особого и не произвел. Снаружи красив, но стоит он в самом центре городской суеты-сует, в глубине особо уж такого примечательного ничего нет, всего лишь мемориал Декарта, здесь похороненного.

Понимаю, что в чем-то не прав, зато не соврал-)

Скверик (от главной идеи блужданий по Парижу все-таки не отклоняюсь)при соборе, помимо знаменитого монумента Гийому Аполлинеру, какой изваял в память своего приятеля и постоянного собутыльника сам Пабло Пикассо, хранит к тому же последние крохи того, самого 1-го собора, еще внутри него установлена трогательная стела в память об 11 тысячах парижских детишек, угнанных нацистами в Германию в период оккупации.

Собственно, главной целью в тот день у меня был Латинский квартал, туда я и направлялся, но, по пути, не имел возможности не зайти еще в единое интересное местечко, коих в столице Франции пруд пруди, но о немногих необходимо быть в курсе заранее, в противном случае вполне можно с легкостью проскочить мимо.Вот, так, например, проходя по бульвару Сен-Жермен, вполне можно и не направить свой взгляд на эту подворотню с надписью Cour du Commerce Saint Andre.Эта старинная улочка-пассаж длиной в 120 метров сплачивает Boulevard Saint-Germain и rue Saint-André-des-Arts.В прошлом это была сельская проезжая часть с ларьками по обеим сторонам, в данный момент же на ней находятся разные магазинчики и кафе, включая знаменитое, самое старое кафе Парижа с именем «Прокоп»(le Procope). Улочка окончательно была сформирована перед самый-самой революцией 1779 года, но «Прокоп» старше еще на отзывчивых 100 лет. Кафе было основано в 1686 году уроженцем Сицилии Прокопио деи Кольтелли и пользовалось невероятной популярностью в 18 веке. Здесь первый раз стали подавать кофе, здесь бывали писатели и философы Лафонтен, Вольтер, Дидро, Руссо, революционеры Дантон, Марат, Робеспьер. В последующие века «Прокоп» стал участком тусовки уже по длинней части поэтов и писателей, подобных как П. Верлен, Ж.Санд, А.де Мюссе и многое другое и многое другое и многое другое…

В данный момент «Прокоп» стал вполне достаточно модным и дорогим рестораном.

Следует отметить для объективности, что первейший вход в «Прокоп» располагается если взглянуть под другим углом, с rue de l’Ancienne Comédie д.13, но фасады похожие, да и наш флаг висит и там тоже, что радует.Ближайшее метро, кому интересно, «Odeon» на бульваре Сен-Жермен, оттуда метров 150. Там же, на перекрестке Одеон, стоит памятник Дантону, это одно из наиболее встречабельных мест Парижа, все точно также как у монумента Пушкину в столице России, как было в прошлом, как минимум.Но, вернемся на крохотную Cour du Commerce Saint Andre.Прогуляемся спокойненько, все же вполне можно и не быть в курсе, что здесь, в д.9, в 1792 году в плотницкой мастерской доктор Жозеф Гильотен начал пробовать на живых овцах свое главное изобретение, то бишь знаменитую нам гильотину, тотчас же высоко оцененную тогдашними революционными властями и смонтированную на первых порах на Гревской площади, а затем возимую и по приятелим площадям, где неустанно секла она головы невиновным и виновным. А все же использовали ее с той поры практически до современностей, до отмены смертной казни во Франции в 1981 году.Тут же Марат издавал свою газету «Друг народа», но вот убит он был Шарлотто Корде в приятелем адресе, на ул. Кордильеров.Но, гораздо лучше о таком и не вспоминать, а быстренько нырнуть во двор, все же именно здесь, едва ли не напротив «Прокопа» есть не очень большие ворота, за которыми вполне можно увидеть
очередное «тайное» парижское местечко, это Двор Роана (Cour de Rohan)Собственно, дворов там три, они проходные и живут аж с 1300 года, когда здесь была резиденция архиепископа Руана, отсюда и несколько измененное постепенно название.Тут же, после чего, несколько домов (гулять, так гулять), построил для собственной красивой полюбовницы Дианы Пуатье король Франции Генрих II.Тут же снимали жилье разные молодые живописцы, адвокаты и другие личности, постепенно ставшие всемирно знаменитыми, как и посещавшие их гости: Робеспьер, Баррас, Вольтер, Бонапарт, Дантон, Марат и другие господа.И в данный момент дворы живемы, дышат стариной и красотой, кое-что сбереглось и с стародавных времен едва ли не не изменившись. Там тихо и сонно, хотя вовсе рядом гомонящий бульвар Сен-Жермен и несколько шумных торговых улиц.А данный стульчик удобно использовать вместо весов. Поместишься по объему, прекрасно! А коли нет, так бегом худеть-)Очаровательное местечко!

Красиво там, рекомендую с чистейшей душой-)

По соседству располагается школа, так мамаши-папаши ожидают собственных чад в каком-то из двориков, как и, похоже, едва ли не 200 лет назад. Это вам не где-нибудь в спальном районе-)Перед экскурсией я читал, что в каком-то из дворов сбереглась только одна в столице Франции подставка для взгромождения на лошадь. Виденные фотоснимки подталкивали вот к таким тумбамНо, уже на месте, что-то никак не имел возможности я взять в толк, как их применяли, все же на них лично еще необходимо как-то влезть и не шмякнуться. Навряд ли какая маркиза получила возможность бы сделать такое упражнение собственными силами…Как как выяснилось, тумбы эти совсем и не в курсе, хотя теперь стоит вопрос для чего они лично там торчат…А посадочное приспособление для дам, стариков и священнослужителей вот оно какое, оказалось: кованый Le trépied pour monter à cheval аж середины 17 века.

Прежний колодец давным-давно и не колодец, но все точно также, имели возможность бы к нему и поуважительнее, месье велосипедисты!-)Старого человека всякий может быть обидеть…

Пройдя насквозь через дворики, вполне можно выйти на не очень большую привлекательную улочку Жардинет, она бы была еще прелестней, если бы не громкие крики школяров из располагающихся рядом школ-)

Дальше идут обворожительные кривенькие старинные улочки едва ли не необитаемые днем, с этаким привкусом киношных «мушкетерских» времен.

А вот вам и Латинский квартал!Я для самое себя как-то определил, что его граница с кварталом Сен-Жермен проходит по бульвару Сен-Мишель, хотя в всяких ключах его территорию определяют кому как вздумается, практически до Люксембургского сада или Одеона.Вообще границы размыты, не станем обращать на условности внимание.Вот эта карта знаменует приблизительно о этом же. Где Сорбонна, это сомнений нет Латинский квартал, а до которых пределов он расширяется не так и важно.

Если осмысливать под Латинским кварталом буйство студенческих толп, шум-гам-тарарам, то площадь Сен-Мишель у одноименного моста через Сену, ведущий на остров Сите, представляет собой патологическим олицетворением этого тарарама. Хотя учащихся ВУЗов особо и не заметно, но их успешно заменяют туристы, мотоциклисты, автомобилисты, общественный всякий транспорт, производя не меньшее количество шума, нежели участники студенческих тех
или иных волнений.В следствии этого, быстренько пробежав мимо наиглавнейшей здешной доминанты, фонтана Сен-Мишель, где на пятачке прежде него все встречаются, обнимаются, ротозейничают и другими другими способами формируют толпу, вытекает нырнуть в узенькие улочки, где все-таки вполне можно отыскать места поспокойнее, хотя не везде. Тот райончик очень сладкое туристическое место, один Нотр-Дам чего стоит.Итак, вот фонтан Сен-Мишель 1860 года создания, над ним фигура архангела Михаила, попирающего дьявола

А вот, в нескольких шагах, в конце концов, одна из наиглавнейших моих целостней того дня: целый набор интересностей в качестве преклонного возраста сквера, устаревшей церкви, преклонного возраста дерева и красивого вида на Нотр-Дам. Что еще необходимо душе туриста? Согласны? Вот вам и я тоже-).Итак, Square Viviani и Eglise St.-Julien-le-Pauvre..Церковь Сен-Жюльен-ле-Повр (Святого Юлиана Бедного) как будто инородным телом в окружении находящегося вокруг шумного парижского бала. Она крохотная, старенькая, одна из трех старейших в столице Франции, кое-что сбереглось еще с 12 века, и очень привлекательная. Боковой свод особо старинный.

Была она закрыта, но, судя по афишам, в добром здравии старушка, да к тому же посетителей принимает-)

Так же в добром здравии и очередная старушка, которая проживает рядышком. Это старейшее дерево Парижа, робиния или белая акация, привезенная из Америки и посаженная в 1601 году придворным ботаником Генриха IV по имени Робэн. Робэн посадил робинию…-). Если бы ей предоставлялась возможность говорить, вот уж почти все бы мы услышали, всякие Дюма отдыхали бы…-)Сколько раз ее приговаривали к смертной казни путем спиливания или выкапывания, а она пережила все революции, пожары, многие другие напасти и всяких собственных спиливателей-выкапывателей, и все еще радует парижан новыми побегами.Ей, стоит отметить, по вопросу, связанным с зрелым возрастом довелось выдать для равновесия пару бетонных костылей, но ничего, все равно хороша бабуля!-).

Что касается церкви, то я в нее попал на другой день, как раз перед концертом японских музыкантов. Публика стояла вся во всем японская, производили покупку билеты, но меня пропустили беспричинно, как не японскую экзотику, видимо-)На концерт я не остался, осмотрелся и пошел дальше.Церковь принадлежит мелькитской общине, это греко-католики, выделившиеся когда-то из православия.Ранее эту территорию занимало знаменитое аббатство, оно какое-то время было в том числе центром интеллектуальной жизни Парижа, здесь бывали и Данте и Фома Аквинский…В период Величайшей французской революции аббатство разрушили, но церковь уцелела, хотя ее и приспособили тогда под амбар.В глубине церкви явственно ощущается неподражаемый дух старины, вот иконостас, так, например, был привезен из Византии, он функционировы сирийского мастера из Дамаска. Христиане-мелькиты в данный момент, как правило, живут на Ближнем Востоке, на территории Сирии и Ирака, там им в данный момент и достается больше всех от игилов или даишей, к сожалению..В церкви много прежних икон, но нет органа и статуй, все же служба ведется по православному обряду и на античном.

Конечно, гораздо лучше бы в церковь попасть не в период предконцертной суеты, а в период работы или, хотя бы, таким образом, чтобы тишина была и вполне можно бы было «время послушать»…Очень
интересное место…Судя по откликам в Сети, в церкви очень красивая акустика, не зря здесь постоянно проводятся и концерты типичной музыки и не очень большие фестивали, как бы в том числе при участии звезд вселенского калибра.

На улице же вполне можно погулять по приятному, яркому скверу Viviani с остатками построек преклонного возраста аббатства, а в виде бонуса из него имеется превосходный вид на сам Нотр-Дам.

Трудно себе представить, но еще в 20-х годах 20 века на месте сквера был пустынное пространство, заваленный всяким хламом. Но даже это в 2-х шагах от Нотр-Дам! Но, как-то как то раз, сюда заявилась толпа юных оболтусов, называющих самое себя дадаистами, отрицавшими ценность всего преклонного возраста, да и нового тоже, собрала еще одну толпу, они паясничали, несли свою ахинею в перспективе непривлекательных остатков прежних построек, короче глумились. Забавно, но потом власти привлекли внимание на это место и приняли решение привести его в норму, разбили сквер.Поэтому , спасибо оболтусам-).Такие же, с выходом в свет сквера, потеряли к этому месту интерес, а в скором времени жизнь потеряла интерес к ним самый-самим, тогда они обиделись и стали сюрреалистами-). О как я их упростил, впору тоже записаться в те или иные дадаисты-). К слову, был назначен руководителем в «оболтусов» в тот день не кто иной, как Луи Арагон, последующий коммунист и лауреат Ленинской премии.

Следующее место, куда я направился из сквера Вивиани и церкви, тоже было связано под названием Святого Юлиана Бедного, имя которого и носит эта очень красивая церквушка.Святой Юлиан, это католический святой, покровитель госпитальеров и путников.С ним связана душещипательная легенда, в соответствии какой он, уехав из дома, длительное время не видел отца с матерью. Тогда они приехали к нему в гости, зато он был на охоте и их приняла жена Юлиана, уложила и накормила спать на лучшее место. Вернувшийся в темное время суток Юлиан увидел спавшего на супружеском ложе мужчину с, как он подумал, его подругой жизни. В гневе он убил обоих, и лишь затем понял, что совершил страшную ошибку. Бросив все, отдав свое богатство на постройку больниц, он ушел в неблизкие дали и стал транспортировать на лодке через реку путников, не беря практически никакой платы.Как то раз, в бурю, его попросил перевезти через реку смердящий прокаженный. С риском для жизни Юлиан перевез его, затем отдал ему заключительный кусок хлеба, отдал свою одежду, положил на свою постель.Как выяснилось, что в образе прокаженного ему явился Иисус Христос, какой так испытывал Юлиана. Естественно, потом Христос дал ему прощение. Подобную модификацию предложил нам Г.Флобер в собственном рассказе, а проникся и перевел его сам И.С.Тургенев.Вот и пошел я смотреть на старейший в столице Франции уличный знак, барельеф, который посвящен святому Юлиану на стенах дома 42 на ул.Галанд (r.Galande), естественно тоже единственной из старейших парижских улиц, в прошлом здесь была проложена проезжая часть римлянами к себе жилищей, в Рим!Мне же идти от церкви необходимо было совсем недалеко, как как выяснилось полных метров 100-), попутно разглядывая окрестности. Улочка Галанд кривая, узкая, прекрасная и, что чрезвычайно, спокойная, не в пример располагающимся рядом буйным улицам Сен-Жак и Сен-Мишель с Сен-Жермен.Прежний Париж, господа-)

Барельеф обнаружился высоко над головой, поэтому , кто не понимает, с легкостью пройдет мимо.На нем изображен Святой Юлиан, перевозящий Христа через реку. Здесь же, непонятно почему, и жена Юлиана, как бы по приданию она в то же время отсутствовала-)В письменных батарейках барельеф упоминается еще в 1380 году.

Для того, для того, чтобы посмотреть еще одну настенную парижскую достопримечательность, из средневекового тихого очарования мне довелось выйти на тоже средневековую, но уже отнюдь не спокойную улицу Сен-Жак(r.St-Jacque). Эта улица названа в честь святого Иакова, к мемориалу которому в испанской Сантья́го-де-Компосте́ла именно по данной ветхой проезжей части шли пилигримы из Парижа.Улица эта одна из наиболее больших, но она к тому же шумная транспортная артерия.Нее, это уже не мой Париж, предпочитаю что угодно поинтимнее-). Шутка.

Здесь, на углу ул.Сен-Жак, ул. Данте и бульвара Сен-Мишель, вполне можно испытать любых морских гадов. Средь шумного бала, как бы случайно-)

За углом этого ресторана, на стенах дома 27 по ул.Сен-Жак, как раз и располагается искомая достопримечательность, солнечные часы службы самого Сальвадора Дали.

Кто-нибудь что угодно начинает понимать в данном самом большом изобретении рода людского? Вот в эту пору на моих временах было полтретьего. А что на солнечных?Следует отметить, что выход в свет часов именно в данном месте было не случайно. Оказывается, что в данном доме приятель Дали включал в себя то ли ресторан, то ли магазин, и Дали следовательно, а открытие часов было обставлено помпезно, поспособствовал и его бизнесу-)

Дальше мне уже заблагорассудилось перекусить тем, что было собой, естественно багетом, а для нормального перекусывания необходим был милий парижский скверик, тихий и необитаемый, со скамеечками в тенечке. В Латинском квартале их наверное полно..А вот и 1-й, тут как тут!Скверик имени французского политического деятеля и научного работника с монументом известному, вновь же французскому, художнику-символисту 19 века и основателю Национального общества эстетичных искусств Пюви де Шаванн, к слову его картина, правда не из получших, есть у нас в Эрмитаже, «Молодая женщина на пляже» называется.

Все это прекрасно, но с запиванием и поеданием багета получился облом. Все билеты проданы, вас тут не стояло!Сходка каких-то ядовито-зеленых рюкзаков…

Ну и ладно, я же знал, что где-то рядом есть очень красивый огромный тенистый средневековый сад Музея Клюни, значит мне туда проезжая часть.В поисках сада довелось обогнуть все здание дома Клюни и заглянуть в его двор. Там тоже не совсем малолюдно, туристическая столица мира проявляет свои владения-)

В особняке Клюни, существовавшей городской резиденции аббата Клюни, отгроханной в 1330 году и затем, как водится еще разок перестроенной, в данный момент располагается Музей Средних веков. Там огромное количество всего увлекательного, например всеми известный цикл из 6-и гобеленов «Леди и единорог» конца 15 века, отысканный Проспером Мериме в замке в Крезе. (фото из сети). П.Мериме, вдобавок, что написал легендарную новеллу «Кармен», был все же к тому же сенатором и чиновником и академиком по культуре. Он был основателем Реестра исторических памятников Франции, лично облазил и объездил сотни замков, содействуя их сохранению. Вдобавок выучил российский язык и переводил отечественных больших писателей и поэтов.

Особняк, как видите, очень хорош собой, но где же сад средневековый-то? Багет мой уже стал издавать дух понемногу-(Обошел все окружностом, мимо греческих терм за решеткой, и вот, в конце концов, за забором сад, ура!

Но, радость моя выявилась напрасной, вновь на подобии все билеты проданы, вас тут не сидело…А некоторые вредные француженки к тому же гримасничали, нет для того, чтобы подвинуться-)

И что было выполнять дальше бедствующему туристу? Правильно, идти дальше, искать укромный уголок, чтоб все время я их в подобных участках искал, все же не в лесу же искать приходится или в пустыне, а в том самом Париже-)Но, пошел я назад, было в прошлом там замечено кое-что интересное.Вот здесь хорошо, но места лишь под солнцем, на жаре…Не подходит…Тут же замечательно, как раз то, что необходимо, но уже валяется чье-то овальное тело-)А здесь просто напросто изумительно, но лишь за забором и калитки поблизости не наблюдается. Вновь облом!В поисках входа в данный очень красивый двор довелось зайти в замечательное сооружение, церковь Сен-Северен (Eglise Saint-Severin). Я же там и бродил в поисках счастья, с ее тыльной стороны.Она была сооружена на месте хижины одноименного отшельника, а текущий облик приобрела посреди 15 века. На колокольне висит самый-самый прежний колокол Парижа, тоже пятнадцатого века выпуска. В русскоязычных основах иной раз сообщают к тому же Сен-Северин, но я возьму модификацию уважаемого Бориса Носика, другими словами Сен-Северен. Французы-то как говорится произносят Сан-Северан-)Выхода во двор из церкви я так и не нашел, зато еще раз полюбовался ее красивыми росписями и витражами, созданными в разные века.

Возле церкви был зафиксирован всем знаменитый домушник, занятый своим любимым выполном, лазить везде без спросу-)

Церковь представляет собой участком молитв и встреч польской диаспоры Парижа и польских туристов. Тут же они проводят свои культовые мероприятия, довольно часто бывают концерты польской музыки. Как бы там ни было услыхать там польскую речь вероятность очень высока.Снаружи церковь производит очень сильное впечатление, кроме того фасады увлекательны всесторонне, в том числе с тыльной.

После церкви Сен-Северен вопрос питания отпал сам по себе, поскольку на близлежащей к церкви одноименной улице полно любых учреждений на абсолютно любой вкус и кошелек.Организм и душа успокоились вот этим…

Сама улица Сен-Северен все время заполнена туристами, что и не мудренно, она красива и очень удачно расположена.

После обеда мне необходимо было еще по не очень большой туристической нужде зайти на параллельную улицу с именем Юшетт (rue de la Huchette), ей уже 800 лет и она старейшая в данном районе. Идет она параллельно набережной, и совсем не длинная, стартует от метро Сен-Мишель и фонтана Сен-Мишель, а заканчивается буквально у сквера Вивиани.Эта улица исключительно туристическая, во всем и рядом гостиницы и рестораны. Цены, следует отметить, не зашкаливают.Есть надписи и на российском языке-)

Здесь в доме 10 снимал комнату еще молоденький Наполеон, а в данном отеле «Монблан» жили Хэмингуэй и Генри Миллер.Сообщают, что специально для подобных юных литераторов,
наводнивших Париж перед 2-й всемирной, рядом, на улице Бюшери, а это как бы продолжение ул. Юшетт, был открыт ставший легендарным книжный магазин «Шекспир и корпорация». Писатели там собирались и рассуждали о ненизких материях в редкие паузы обычной парижской жизни, другими словами процесса бражничанья, веселья и романтических утех с разными прелестницами, вот с такими, например-)

Сейчас в торговом центре огромный выбор книг на любых языках, у входа, от случая к случаю, сам видел, писатели читают отрывки из личных созданий. У входа очень удачно стоит фонтанчик Уоллеса, один из дарованных Парижу, нет, не Шекспиром, но тоже англичанином. Сейчас их осталось 108 штук, в прошлом к каждому была прикреплена на цепи пара железных стаканов, но затем их убрали из соображений гигиены. Поэтому , сейчас для того, чтобы попить или набрать воды необходимо иметь свою емкость-)

Но, вернемся на средневековую улицу Юшетт, там есть туристический аттракцион с именем «самая узкая улица Парижа«. Если не быть в курсе заранее, то мимо нее вполне можно пройти абсолютно как ни в чем не бывало, я имею в виду, что вполне можно не заметить.Она сплачивает Юшетт с набережной Сен-Мишель и вход в нее располагается между прилавками и витринами.Называется она заманчиво и загадочно улица Кота-Рыболова, (рю дю Ша-Ки-Пеш) (R.de Chat-Qui-Peche)..Ну что сказать об данной «самый-самой узкой»?. Сантиметром ее ширину я не измерял, но она явно поуже заявленных везде 2-х с половинкой метров, что удивило, ибо в большинстве случаев «самые узкие» места в хвалебных целях сознательно зауживают, а «самые глубокие» углубляют. Сбили меня с толку в том числе такие уважаемые знатоки Парижа, как Борис Носик и Василий Бетаки, откуда они взяли эти два с половинкой? Друг у друга что ли списывали?-)).У французов же везде написано, что улица обладает ширину 1.8 метра, что и похоже на правду.Еще меня интересовало, улица ли это реальная, с входами и окнами в дома, или просто напросто это банальный проход к реке между глухих стен. Очутилась четвертинка на половинку. Кое-какие окна нашлись, дверей нет, но, вполне вероятно, в прошлом они и были. В результате, по всей видимости, вполне можно посчитать ее улицей. Что со старушки взять..-)Чего у нее не отнять, то преклонного возраста и грязноватого внешнего вида, стоит отметить, без посторонних запахов-)Конкурентом по части узости отечественной улочке представляет собой 90-сантиметровая Sentier des Merisiers в 12 округе. Но та, в первую очередь, не средневековая, а так же, в том числе и называется не улицей, а Тропой первобытних вишен.Посмотрим нашу узкую-)Дальше всего пара минут и я вновь у сквера Вивиани с типом на Нотр-Дам.Ну вот, едва ли не и все.Можете удивляться, но, в действительности, весь этот год я буквально топтался на единственном месте.

Расстояние от первой точки, музея Делакруа, до сквера Вивиани, в том числе если пройти через прочую дальнюю точку, музей Клюни, составляет всего ничего, 1 километр 100 метров или четверть часа безмятежной ходьбы. А сколько по пути посчастливилось посмотреть!Очень-очень густо Париж засеян разными достопримечательностями и увлекательными местами.И это здорово!

В качестве бонуса дочитавшим, выскажу инициативу выйти на Сену и вдохнуть свежего воздуха.Нам, питерцам, без вида на воду и удовольствие не в удовольствие, если эту воду длительное время не видеть-)
Перешел мостик и вышел к Нотр-Дам, там все время полно народа, но если обойти его с тыла, то там совсем другое дело, и скверы есть, что соответствует заявленной теме гуляний, и вид на Сену, в общем-то хорошо-)

Есть там сквер Папы Иоанна XXII, 1-го из наиболее глубокоуважаемых пап нашего времени. На него в 1981 году в Риме покушался турок, какой был членом радикально-террористической организации «серые волки». В Папу попали 4 пули, но он вынес все тяготы, затем турка простил, тот в том числе перешел в христианство, отсидев за убийство турецкого журналиста.Как сейчас о таком не вспомнить, когда видишь на экране разбойников из тех же «серых волков», расстреливающих отечественных катапультировавшихся летчиков и глумящихся над телом 1-го из них. Были подонками, ими и остались…

Нотр-Дам с тыла совсем другое впечатление производит, но тоже хорошее-)

Когда писал эту часть, то самонадеянно полагал данной частью и закончить свой отзыв о скверах Парижа, но не тут-то было-)Весь Латинский квартал не поместился и еще кое-что, поэтому станет продолжение, оно же, полагаюсь, окажется и заканчиванием.Большое спасибо всем посмотревшим и, особенно, дочитавшим-)

Удачи в странствованиях!

Франции

Дата вылета Дата возвращения Авиакомпания Найти билет

21.12.2017

31.12.2017

Билеты от 17 243

18.01.2018

26.01.2018

Билеты от 11 814

12.02.2018

19.02.2018

Билеты от 11 814

Метки записи:

, ,

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Париж до теракта. Взгляд из его же садиков и скверов.".

* Обязательные для заполнения поля

Twitter-новости
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте