Окинава online

25 Сен 2016 | Автор: | Комментариев нет »
Окинава онлайн

Окинава онлайн

— Вам необходимо написать заявление на отпуск по персональным условиям! – настойчиво советовал мне начальник отдела кадров, — это перед грядущим уходом с работы.- Спасибо, но я не планировал ни 1-го ни другого…- Иначе мы отправим вас в отпуск в будущем, — отрезал он жестко.- Не по наслышке, через неделю я дам ответ…




В отходящем году уже были три поездки в Европу, но ни раз ловил самое себя на том, что уже 2-й год меня тянет в Японию.

По истечении прошлогоднего сентябрьского Токио остался пласт фотоснимков; я подружился с 3-мя японцами, одна из них побывала у нас в гостях; наша дочь ходит в школу с японским ранцем рандосеру, приобретенном онлайн; мы пользуемся японской бытовой химией и косметикой, а малыш японскими подгузниками; к тому же дома мы носим одноразовые тапочки, прихваченные из токийского отеля; на ебей я систематично покупаю сенчу и гиокуро, а из матча (маття) готовлю десерты и устраиваю церемонии с чосеном.

Я прочитал «Записки у изголовья» Сен се Нагон, написал японские заметки с именем «Очень красивая зеленая», посмотрел кинокартины Куросавы, и она стала временами сниться. Это охвачение Японией вкупе с оценком цен на авиабилеты, гостиницы, визы и привело меня к окончательному решению. Восточно-китайские авиалинии выдали самый-самые недорогие билеты по критерию цена/расстояние, на букинге забронированы гостиницы, в визовом центре стран Азии оформлен паспорт. К тому же ни разу так быстро не собирался заграницу. Для того, чтобы было тепло поздней осенью, остановился на Окинаве, принимая во внимание, что историей династии Рюкю увлекался в школьные годы.

Информации на российском языке немного, на британском намного больше. «Долгожители из японцев, самый-самые хорошие цунами, родина каратэ, самый-самые ожесточенные бои 2-й всемирной, самый-самые чистейшие и зеленые острова, величайший марафон в самом миниатюрном населенном пункте, величайший океанариум…». Но о жизни ни слова. Зато сайты окинавских деревень с детальными путеводителями, что у них там вполне можно совершать и куда ходить отличались изысканностью и вкусом. А прочитав сагу о ириомотских кошках, в каковом водителя такси, сбившего четвероногого аборигена и делавшему ему искусственного происхождения дыхание, обвинили в нетрезвости, я в том числе разработал созвучный синдром «кота острова Ириомотэ».

Окинава

В Шереметьево я почувствовал уважение со стороны соотечественников, когда меня пропускали сквозь строи жующих, орущих, снующих туда-сюда китайцев, увешанных термосами и рюкзачками. «Жители России вне очереди» — комментировала разрисованная дама средних лет и, заслоняя руками напирающую братию, — «мальчишка, не стесняйся, проходи вперед». От неожиданности обернулся, но за спиной только лишь непонимающие британский китайцы, летящие очевидно транзитом через Москву в Шанхай.Ночь не спалось. Китайцы – бурный народец, а в салоне их свыше девяносто процентов. Я читал «Чуму» А.Камю и созерцал за перемещением авиалайнера по электрической карте монитора. Через семь часов началась посадка в Шанхае. В прошлом часы, — подумал про самое себя, — по всей видимости маршрут изменили. На улице плюс три, что прохладно для данной части Китая. С перепалками пограничник поставил мне штамп в паспорт про то, что разрешено на протяжении суток пребывать на территории державы. Два раза проверили багаж, поинтересовались, не
везу ли я фрукты-овощи, свинину. Я не вез. Только лишь шоколадки на подарки.

По бесчиленным коридорам попал в не очень большой зал ожидания. Изучил ассортимент единственной торговой точки: чаи, сухое мясо, финики, конфеты. Русские пассажиры испарились. Британским из находящихся там никто не владеет, безвозмездный сеть интернет тормозит. Не взирая, что до вылета к тому же пять часов, я ищу свой рейс. Все-таки спокойнее, когда сама понимаешь, с какого терминала вылетает твой летательный аппарат и у каковой стойки его ждать. Табло с рейсами зависло.

Поспать или побродить?

Неожиданно ко мне подбегает молодая женщина в форменной одежде и просит продемонстрировать мой московский билет, по истечении чего она разве что не впихивает меня в набитый до отказа пассажирский автобус с улетающими пассажирами. Мы подъезжаем к посадочному рукаву, по которому поднимаемся в летательный аппарат восточно-китайских авиалиний. Я пытаюсь уйти в сторону транзита, поскольку мне до посадки далеко. Но моя китайская соседка по предыдущему рейсу говорит, для того, чтобы я зашел в летательный аппарат.- Спасибо, однако мне необходимо на Окинаву.- Но мы летим в Шанхай.- А разве мы не в Шанхае?- Нет, мы в Сиане…

Я повторно удивился, что спустя 90 минут хождений по аэропорту доселе неизвестного мне населенного пункта Xian опять оказался в этом же самолете на таком же районе и случайным способом.Наха встретила субтропическим теплым ветром. Белый как снег аэропорт, чистейшие залы и тротуары, интуитивные указатели и практичное размещение объектов транспортной инфраструктуры, большое количество туристических буклетов и карт. И, понятное дело же, людский фактор. Улыбки, доброжелательность, учтивость, вежливость. Штамп в паспорте, короткая беседа с вежливым таможенником: «не бывал ли я завершающие три недели в Гвиане?», и я на монорельсе разглядываю городские здания, отдаленно навевающие воспоминания собой ласточкины гнезда.

На всякой станции безвозмездные хот-споты для выхода в сеть, в следствии этого в отсутствие труда нахожу свой отель. Воплощаю японскую традицию амае в жизнь и дарю молодой женщине с ресепшена бабаевский шоколад. Она неподдельно удивились, и затем к тому же три раза благодарила и могла помочь инициировать лифт.

День закончился пробежкой по городским паркам и походом в супермаркет за ужином. По традиции ухоженно, благоухают неизвестные цветы, тартановые дорожки. В сетевом супермаркете Aeon безвозмездный сеть интернет, кассы самообслуживания, столики для приема пищи посетителями, СВЧ, термопоты, салфетки. Цены на морепродукты ниже нежели на овощи-фрукты, мало импорта. Первая встреча с Нахой произошло!

Окинава онлайн 2

В Японии у меня наступает вынужденная бессонница. Сказывается шестичасовая разница во часы. Ничего все же особенного не случилось, однако в голове крутятся события вчерашнего дня. Парки. Тартановые дорожки для ходоков и бегунов, сияющие чистотой безвозмездные гардеробы, питьевые фонтанчики для больших и детишек, агрегаты по торге лихорадочных и морозных напитков, тренажерные комплексы и скрупулезные теннисные корты среди пьянящей ароматной зелени субтропиков. Или сетевой торговый центр Aeon. Да, ценные фрукты и овощи, зелень и молоко, но несмотря на все вышесказанное морепродукты и мясо изумляют чиповостью. Хотя, в случае если приглядываться, удивляет все! Картошка и морковь,
яблоки и киви, продающиеся штучно и по кучкам с сопутствующими фотографиями аграриев; нет гнили и второсортного товара, временами как будто, что это муляжи из пластика; мега-выбор даров морей с тридцатипроцентной вечерней скидкой, риса и зеленого чая; уголок-столовая, где на всяком столике лежали влажные чистого полотенца для рук, деревянные палочки для суши и риса, пластмассовые ножи-вилки, имелась СВЧ-печь и электронные розетки для гаджетов, за 100 йен вполне можно приобрести стакан чая или кофе, функционировал безвозмездный wifi и термопот с горячей, прохладной и нехолодной воды. От того, как меня обслуживала девушка-кассир, я едва не расплакался, хотя сентиментальным самое себя не считаю. Называя товар и цену, она упаковывала мои продукты в пакет, как образцовая домашняя хозяйка, для того, чтобы ничего не раздавилось и не сломалось. В пакете предусмотрены завязочки под ручками, для того чтобы по пути ничего не выпало. Двумя руками она взяла бумажную купюру и опустила ее в кассовый аппарат, каковый сам отсчитал сдачу. Она встала со стула, протянула ее с поклоном, улыбкой, двумя словами и руками благодарности. Я к этому уже был морально готов после прошлогоднего визита в Токио, но отвык за двенадцать месяцев.

Да и мой не большой тридцатипятиевровый номер удивляет не менее. Пультом управления на сиденье для унитаза с 2-мя десятками кнопок, добротной сантехникой и смесителем с терморегулятором, набором для персональной гигиены из полутора десятков предметов или светом, регулирующимся поворотом ключа от входной двери в особенном гнезде. Япония – это ребус, какой каждый день задумываешь, — подумал про самое себя. На временах 4.40 и я убегаю на утреннюю тренировку встречать рассвет и удивляться…

6:30 Окинава вызывает маниакальный подъем настроения. Или, в случае если быть точнее гипоманию. Утром в 5 часов открываются торговые центры и кафе. Навстречу попадаются бегуны и ходоки. Путь «куда глаза глядят» привел меня в атлетический парк, который расположен в самом центре населенного пункта. Что творят жители Наха утром в 5 часов? – задал я вопрос сам себе.

Первое, с чем я столкнулся, так это беспризорные маститые кошки, каких старички и бабушки подкармливали шариками «Вискас». Собак в этом месте не уважают, поскольку к тому же не встретил ни 1-го беспризорника. Другая категория граждан облюбовала тартановую дорожку, проходящую между спортивными объектами (бейсбольным стадионом, теннисными кортами, бассейном, тренировочными полями для лучников, футболистов, тренажерами), храмом и ландшафтными изысками. Третьи в белых как снег кимоно и разноцветными поясными повязками готовились на будокане к утренней тренировке. Четвертые выполняли гимнастику и массажировали стопы на особых тренажерах. К шести утра в парк стали стягиваться учащиеся школ, а я спустя час забежал в family mart за утренним завтраком. Это сетевой магазинчик «шаговой доступности», в каком вполне можно приобрести и лихорадочный кофе, и фрукты-йогурты, и другие полуфабрикаты. По пути заметил, что в населенном пункте едва ли не отсутствуют урны. Чаще попадались особые бачки для окурков. Интересно, чем и как они поддерживают такую стерильность в населенном пункте, все же и дворников я тоже не встретил.

2:30

Вчера заснул за персональным компьютером. Успел разместить лишь только две фотоснимки в инстаграме. Мега-день, в каком прошел
пятьдесят километров за одиннадцать часов. Так ориентировочно продемонстрировал счетчик шагов. Звонки пациентов вытянули из сновидений.Перед приобретением визы составил всегдашний план поездки для консульства и для самое себя. Музеи, замки, рынки, населенного пункта. Но стал с привычной прогулки, где ориентирами на карте навигатора выступали парки и скверы. Желалось просто напросто окунуться в город и побродить по его узким улочкам далеких кварталов. Но знакомство стал с центральной городской артерии Kokusay dori, которая соединяется с торговой улочкой Mutsumibashi dori. Она носит обобщающее наименование рынка — Hi Street Market. Заключительных в трехсоттысячном населенном пункте некоторое количество: Makishi, Heiwa-Dori.

В восемь утра на улицах довольно оживленно. Учащиеся школ в форме, учащиеся ВУЗов в белых рубашках и темных галстуках, жители города, торопящиеся на работу. Все соблюдают Правил дорожного движения и ждут, когда мелодичные светофоры подадут сигнал. Туристов не много, поскольку пляжный сезон позади, не смотря на комфортные двадцать пять тепла. Наха готовится к Новому году и в городишке возводят стилизованные ели.

Ходить и ездить по населенному пункту довольно удобно. Разноцветный асфальт комбинируется с резиновым напылением на решительных спусках-подъемах, в участках, где есть тротуары, везде где только можно антискользящая плитка. В первую очередь понятное дело непривычно праворульное перемещение, но быстро подстраиваешься. В немногих участках имеются предупреждающие о цунами таблички с указателями высоты волны. Самая большая из встреченных, — восемнадцать метров. Тут же и колокола-набаты. Едва ли не на всех жилищах, вратах гордо восседают керамические или фарфоровые львы – шиса (окинавское божество собака-лев).

Пока рыночные торговцы раскладывали свой товар, я зашел в соседствующий с ним универмаг с вывесками Taxe Free. Заключительное, как мне появилось лишь только заманивало покупателей, помимо прочего, как и громадные киноэкраны и доносящаяся из торговых залов японская музыка. Временами складывается впечатление, что японцы – это огромные дети, поскольку в дизайне одежды, автомобилей, упаковке, архитектуре они употребляют много броских окрасок, увеличивая игрушки до насущных необходимостей. Привычная европейцам строгость и взрослая деловитость у них довольно диковинны.

В молле на меня привлекали внимание лишь только кассиры и видеокамеры с непременным «хосэ-масэ» или «здравствуйте». Они не вмешиваются в твое непосредственное пространство по личной необходимости, зато, в случае если задаешь вопрос, то покупаешь исчерпывающий ответ, но чаще на японском языке. В супермаркете внимание привлекли стульчаки и рисоварки. Что с 1-м, что с новим европеец не часто сталкивается.

Рис вполне можно приготовить в кастрюле, максимум в пароварке. Никто для него не будет производить покупку агрегат или кастрюлю за 60000 – 80000 йен. Подобное встречаешь только лишь из числа японцев. Не знаю, как варят рис в местных кафе и в пунктах питания при торговых центрах, но я самое себя не имею возможности отнести к рисовым ценителям хорошей кухни, и он мне как будто просто напросто вкусным. К слову, в торговых центрах он продается в основном белым, в таре от килограмма до пяти.

Второй атрибут жизни, очевидно, навязан окинавцам японскими электронными концернами Panasonic,
Hitachi и др. Встретить в государстве стандартный стульчак вполне можно даже далеко не в всяком общественном участке, к слову, окончательные все безвозмездные. Цены на некоторые экземпляры соотносятся с рисоварками. Запростые атрибуты мне не попадались. Курс йены к рублю на момент моей поездки составил два к одному.

С пробных дней стал готовиться к предстоящему отъезду и в следствии этого присматривался к сувенирам. Что вполне можно привезти с острова аутентичного помимо чая? Авамори – ликер или сакэ. Бывает выдержанный 5-10 лет, каковый упакован в коробочку и смахивает на на вид одеколон. К тому же не пробовал. Вполне можно сушеного мяса змеи или тунца, какой схож с поленницей. Керамика, конфеты, десерты с чаем матча (маття), шоколад, какао, рис, изделия из сладкого тростника, ананасы, огурец-гойя, овощные папайи, специи, как варианты подарков. Скорее всего, что-то к тому же, кроме обычных магнитов.

Рынок. Мне как будто, что по нему вполне можно судить о менталитете населения. Я провел на нем два часа, и появилось, что недостаточно. Никто не зазывал сделать попытку их товар. Отвечали на многие вопросы о стоимости, сами делали предложение скидку. Так у бабушки на рынке купил ананас и две спелейших папайи за 4-е сотни йен, что в торговых центрах в разы дороже. У альтернативной я продегустировал коробочку с «морским виноградом». На вид схож, только лишь меленький и без косточек, а по вкусу — водоросль, последействие – сухость и жажда гарантированы на пару часов. 3-я поджарила мне рыбу неведомого отряда, купленную в рыбном ряду. Никто не запрещает фотографировать, безупречная чистота и нет прискорбных запахов. Немногие получают только лишь наличные наличные средства. К слову, обменных пунктов я не встретил, денежную единицу обменивают банкоматы.

После рынка я устремился в парки. Oishi, Shikina, Shurijo, Sueyoshi и намного более меленькие, каковые попадались на моем круговом маршруте по населенному пункту. Чистейшие, безвозмездные, малолюдные. Довольно часто встречаются породистые кошки и предупреждающие таблички на газонах, что в них водятся змеи и с телефонными аппаратами экстренных служб при укусе. В первую очередь страшно, но затем адаптируешься. В каком-то из них наведался в мавзолей с музеем за триста йен, в приятелем – в средневековый замок, но наслаждение на любителя.

В связи удаленностью на островке едва ли не нет выходцев из Африки и арабских стран, едва ли не не встречаются европейцы. Хотя жить в этом месте дешевле чем в Токио или Москве. Арендовать квартиру (1-2-3) стоит 30-35-40 тысяч йен ежемесячно, а за пару-тройку миллионов вполне можно и приобрести, ежели верить рекламным показаниям агентств недвижимости.

13.11.15

От вчерашнего хождения осталась не очень большая усталость и потертости, в следствии этого мокасины заменил на спортивные тапки, а долгие прогулки на пассажирский автобус. Создал по карте поездку в Okinawa World, с тем, для того, чтобы захватить к тому же и Мемориальный комплекс илиМузей мира.

Найти требуемый автобусный маршрут на Naha bus terminal, занятие не из несложных. Все же ни у кого не поясняют, что они выезжают из всяких мест, да и слово «терминал» у меня ассоциируется с вокзалом, кассами, ожидающими на скамейках пассажирами. Лишь только после тридцатиминутного хождения по навалившейся жаркой жаре, заметил, что автобусы отправляются с площадок, которые
разбросаны по прилегающим кварталам, а на площадке терминала ведутся земляные службы. 2-е затруднение – это разобраться с оплатой. На входе шофер предложил билет, но наличных средств не взял, хотя я и делал предложение. Я считал, что бесплатно, но затем заметил на лобовом стекле для пассажиров табло-счетчики, как в такси. Все биты на зоны и по мере поездки ты сама понимаешь, какое количество накатал йен. Перед выходом протягиваешь билет и вставляешь монеты в специально предназначенный монетоприемник. Банкноты крупнее 1000 йен, не получают. Автобусы едут небыстро, с частыми остановками, в среднем пятнадцать км/ч. Сами салоны тридцати-сорокалетней давности, но чистейшие, с кондиционерами, шторками на окнах. Повсюду предупреждающие таблички о запрете мобильной связи. Для удобства пассажиров имеется безвозмездный сеть интернет. В случае если скучно, то вполне можно просто напросто посмотреть по сторонам на леса и дома, поля и сады. Обратил внимание на то, что окна домов у окинавцев в основном зарешечены, или вставлена проволока в стекла, да и размер у них не слишком велик. На белых как снег тротуарах (только лишь я Японии встретил белый асфальт) же безлюдно, основное количество обитателей трудятся в парниках и на полях.

Okinawa World поразил жарким садом и пещерой, протяженностью один километр. Я бывал в абхазских и крымских, но здешняя выше по сервису, чистоте, безопасности. Аудиогид, телефонные аппараты срочной работы, дефибрилляторы, практичные мостки, иллюминация и нет надзирателей. Не разрешено оставать монетки в подземельные реки и озера и фотографировать со вспышкой, но японцев это уже не останавливает.

В жаркий сад (Tropical Orchard) зашел два раза. Не смог самое себя сдержать, для того, чтобы не полакомиться висящими на деревьях сочнейшими ароматными карамболями и чиримойей. На 2-м заходе взял и про запас немного. От данной детской привычки никак не имею возможности избавиться, — рвать, что висит. Я так и питахайю с маракуйей сорвал неумышленно. Своего рода фруктовая клептомания, в период которого адреналина выделяется, как перед стометровкой.

После этого на деревню Kingdom Village и лубочные танцы смотреть скучно. Честно говоря, собралось впечатления, что региональные тяготеют к магии цифр 1000 и 500 йен. Стаканчик приобрести, каковый тут же сделан, с питоном на шее сфотографироваться – тысяча, пиво коренной пивоварни выпить или обычный халат примерить на фото – пятьсот, экскурсия на сигвее 4-е тысячи и т.д. Собственно-то и достопримечательностей в этом месте специальных нет, — колоссальне увеселение для бурных галдящих школьников, каких везут сюда со всего острова. Отдельные бесцеремонно делают предложение сфотографироваться, девочки-подростки просто напросто улыбаются и здороваются. Скорее всего, я для них тоже этакая достопримечательность…

Из центра увеселений прогулялся семь километров до мемориального комплекса. Идти по белоснежному тротуару непривычно. Навстречу попадались несущиеся хромированные грузовики и ветряные мельницы. Встретил синий, предупреждающий знак о цунами с отметкой 110 метров. Это своего рода рекорд из моих отслеживаний.Музей мира – это своего рода японский Освенцим. В этом месте в 1945 году были убиты 200000 здешних обитателей и 25000 североамериканских военослужащий. Фотоснимки, инсталляции, видеопроекторы, каски и обмундирование, подземелье,
могилы и надгробия из черного мрамора повествуют о мероприятиях 70-летней давности.

14.11.2015

Ночью пробуждался два раза. То звонки с службы, то духота в номере мешали уснуть. Открывал окно и слушал шум тропического дождя. Он, то нарастал, то немного стихал. Рано утром дождь лил с не меньшей интенсивностью. Через минуту бега я промок до конца. Зато он был немного нагретый и напоминал о лете. Луж не было и бежалось комфортно. Что на тротуарах, что на дороге массовые сливы, выполнявшим роль коллекторов. Я их в первую очередь и не заметил.

Жизнь жителей города особенно не переменилась. Лишь только количество зонтов увеличилось. Почти все дамы и в солнечную погоду носят их бок о бок со шляпами. Следует отметить, что зонт – коренный уличный аксессуар номер один, за ним идут одноразовые маски. Даже в Onoyama Park дети играли в футбол, а огромные в теннис и бегали. Как говорится дети чрезвычайно спортивные на островке, их еще с дошкольного учреждения притягивают к групповым типам спорта: футбол, регби, бейсбол. Заключительный, скорее всего, лидируют. Сказывается, очевидно, американская оккупация.В настоящее время у меня переезд на остров Сесоко (Sesoko), что в семидесяти километрах от г.Наха. Путь близкий, с единственной пересадкой в г. Нага.

Из-за вчерашних мытарств с автобусом, вечер провел за обучением веб- сайтов окинавского публичного транспорта. В результате все точно также искал сорок минут остановку в Bus Terminal. Шофер 120 маршрута посоветовал мне воспользоваться ближайшим 111-м, какой вдвое стремительное везет пассажиров (девяносто минут). Не смотря на форменную фуражку с кокардой, как у отечественных моряков, белые перчатки и под стиль этого голубую рубашку, он вышел из салона и продемонстрировал мне на столбе расписание 111-го маршрута. Езда на пассажирском автобусе дорогое наслаждение, не взирая, что бензин стоит 100-110 йен за литр. За проезд по платной проезжей части и шестьдесят километров я уплатил 2100 йен, но альтернатива лишь только аренда агрегаты (проезд по Okinawa Expy стоит 1020 йен). Но несмотря на все вышесказанное вполне можно полюбоваться пейзажами. На севере острова преобладают горные и лесные массивы. Довольно неоднократны таблички «caution animals» с изображением лесного кабана. От случая к случаю автобус поднимался на горные вершины, с каковых видно было море по обе стороны.

Остров Сесоко был выбран из-за недорого отеля – 40$ в день. Но когда я увидел его воочию, соединяющийся с Окинавой протяженным белым металлическим мостом, неосознанная гордость проснулась во мне. Изумрудные лагуны, белые песчаные пляжи, зеленое буйство.

К японским отелям нет возможности привыкнуть. Раз за разом то или иное ноу-хау. Так, например, в Tilla SeaQ необходимо входить без обуви. Для посетителей припасены тапочки. Оплату за проживания я производил банковской карточкой через сотовый телефонный аппарат Apple, в каковый был воткнут не большой штекер для считывания. Да и в глубине номера все было продумано до мелочей. Для чего, так, например, уменьшать площадь ванной, умывальником и гардеробом? Можно разработать стеклянную перегородку, занавески, какие мгновенно сдвигаются и складываются. Радовало помимо прочего присутствие общественной кухни и безвозмездной прачечной, велопрокат и диковинные клиенты. Очень близко отеля имелась и пиццерия с неитальянским заглавием Кукавука. Еще по
прошлогодней экскурсие я заметил любовь японцев ко всему итальянскому. Пиццы, спагетти, кофе, кухня, одежда, обувь. Но они как-то все переиначивают на азиатский манер, как и мы их суши с сашими. Тоже и отношении ширпотреба, какой представлен практически в ста процентах случаев фейковыми марками, выпущенный китайскими умельцами.

Переоблачившись в сухое отправился на первая встреча с островком. «В окружности 7,2 км. Народонаселение 721 человек. Жилые дома 442. Промышленности нет. Сельское хозяйство представлено выращиванием бахчевых культур, сахарного тростника, питахайи. Ремесла: вышивание и роспись, гончарное производство. Два торгового центра, семь кафе, два пляжа, 4-е отеля, биосферная обсерватория, прачечная…» — выдержки из объяснений под картой острова недалеко от муниципалитета.

Заходя по очереди в перечисленные заведения, я не смог не удивиться. Все перечисленное было в наличии. Мастерица расписывала чайники и чашки.- Какое количество стоит вот данный чайник?- Три тысячи.- А каковой у него объем?- В данный момент измерю.Она принесла мерную колбу с комментарием «400 миллилитров…».- Спасибо…маловат будет. Зайду за чашками к вам в первый день недели.- Аригато. Хосе масэ.- Хосе-масэ, аригато! – как секретные заклинания пожелали мы друг дружке.

Тот же ритуал повторился в пошивочном павильоне. Я неумышленно оторвал мастерицу от росписи ткани, для того, чтобы приобрести самодельных открыток с местными птицами.

Не знаю чем заняты сельчане в шестой день недели, но дороги выглядели пустынными и я наслаждался дождем, свободой и тишиной. Все-таки Наха – это каменные тропические заросли, не смотря на свои красивые и ухоженные парки и там ощущаешь самое себя запертым в клетке. А в этом месте – дыши подробный грудью, кричи и пой. Даже архитектура местных домов иная. Окна в патологический рост, стены белые, фиолетовые, оранжевые, и заборы едва ли не отсутствуют, а вокруг оранжереи из редких радужных цветов и деревьев, только вот не подписаны. Одни хозяева свои стиральные агрегаты разместили на террасе, а прочие выбрали для жизни дом на колесах – своего рода величайший трейлер.

Я же до наступления сумерек, а темнеет в этом месте в шесть, направился на неблизкий пляж, для того, чтобы открыть сезон в Восточно-Китайском море. Табличка про то, что купание после 17:30 не разрешено, меня не смутила. Сердце наливалось радостью от того, что убежал от цивилизации, от того, что иду по белоснежному песку, промокший, под зонтом, ноги обдают нехолодные волны, и вокруг ни души. Температура воды даже появилась выше чем воздуха. С располагающихся рядом островов мигали маяки, освещая морские глади. Искупавшись, с новыми силами ушел на поиски ужина…

С наступлением темноты дома и автоматы по торге баночных и бутылочных напитков, а еще мороженого исполняют роль уличного освещения. Сквозь незанавешенные окна видно, что в частичных сохранился еще обычный уклад: сидят на циновках, обувь на улице, носят кимоно. В один из них я неумышленно зашел, поскольку увидев оглашение на японском и строй бутылок в баре с десертами на столе, подумал, что это кафе. Меня не поняли, как я их, мы что-то прошептали друг дружке и, поклонившись хозяевам, я ушел.

15.11.2015

Пробежка по острову показала, что бахчевых культур в этом месте не выращивают. Значит, информация муниципалитета была старой. Да, сахарного тростника
много, растут помидоры в теплицах, манго и питахайи под сеткой. Скорее всего, для того, чтобы птицы не склевали. Эти фрукты у окинавцев в почете, как и карамболи. Они продаются наборами в прекрасных картонных ящичках, каковые можно отправить по многиме.

Это была моя 1-я пробежка по первобытной окинавской природе. Пели птицы, морской ветер вихрастил волосы, спортивные тапки собирали последние крохи ночного дождя. Временами всматривался в тропинки, для того, чтобы не потревожить заснувших рептилий. Стоит отметить, заключительный смертный случай от укуса хабу был одиннадцать лет назад, не желалось играть с судьбой.

Отметил, что на островке есть долгострои. Один из каковых – это биосферный комплекс, каковый очевидно планировался, как солидный шестиэтажный отель. Его строения высятся над важнейшим в округе островным пляжем. Неумышленно прошелся по 1-у этажу. В этом месте уже выполнены коммуникации, но непонятно почему строители съехали с него. Японцы умеют строить. Все добротно, основательно и, как будто, что таковые стены выдержат не очень большое цунами или сильное колебание земной коры. Помимо прочего наткнулся и на кемпинг. На Окинаве их довольно густая сеть, расценки от 300 йен в день с взрослого при монтаже палатки. Однако этот из-за низкого сезона закрыт. Скрупулезные стрелки и таблички, как в пионерском лагере: кухня, душевые, столовая, прачечная, wifi и прочие. Вчера онлайн категорически отказался от брони 2-х гостиницей, поскольку принял решение обследовать северную малонаселенную часть Окинавы – деревни Хигаши и Кунигами, где гостинниц нет. В окрестностях пробный три кемпинга, у второй один. В кучах Кунигами североамериканские морские пехотинцы построили тренировочный центр и бы было интересно посмотреть, как у них там. С самого начала кемпинги нельзя было забронировать, поскольку мне бы отказали в визе. Не знаю, что у меня из этого получится, но отдых на свежем воздухе мне импонирует значительне чем жизнь в населенном пункте.В виде продолжения бега устроил плавательный заплыв у пляжа кемпинга. Немногочисленные японцы непонятно почему смотрели на меня с изумлением. Они даже не снимали одежду, а фотографировали самое себя и природу. Солнышко поднималось в зените, тучи за ночь сбежали, и вода приобрела приятную лазурь. Пальмы, экзотические растения, покрывающие камни. Временами казалось, что находишься на съемочной площадке того или иного «Аватара».

В современных планах был аквариум, но подумал, что в воскресенье детей будет двойная порция, а дети они и на Окинаве дети и проявляют себя подобающим способом. В следствии этого взяв в гостинице фотографический аппарат и в прокат велосипед, съехал на пляжный фоторепортаж.Последующим пунктом был город Наго, что в 20-ти километрах и расположенную в его округе ананасовую плантацию – Nago pineapple park. Поездка удалась небыстрой, поскольку достопримечательности попадались часто. Из окна автобуса я и не обращал внимание и останавливался для фотозарисовок то каменно-добывающего предприятия и авто хранилища-свалки, то натуральных экзерцисов и банановых деревьев. Спустя два часа взмокший, уставший, но достаточный добрался до цели. Входная плата 600 йен. Перед высадкой в электромобиль в форме желтого, разрезанного ананаса, каким управляет дроид, предупредили о запрете абсолютно любой фото- и видеосъемки», но коренных туристов это уже не
останавливало. И мне довелось последовать их примеру, так фото от фотографа парка стоило 1300 йен. После автопоездки и пешеходной экскурсии я наткнулся на бесплатную дегустацию изделий из новых местных ананасов, лимонов и винограда. В ассортименте были шампанское, вино (от пяти градусов), сиропы, соки и варенье, бисквиты, консервы, сушености и многое другое. Множественные женщины в зеленых и желтых костюмах то и дело задавали вопросы, не за рулем ли я. Сказать, что тоненький вкус, — не имею возможности. Но экзотика еще та!Вечер провел в любовном встрече заката на велосипеде, но на сей раз вышло на сорок минут стремительное.

16.11.2015, понедельник

Кажется, я адаптировался к японскому периоды. Проснулся за пять минут до будильника на телефоне. В 7:20 обычно встаю на работу. Спать уже не хочется, хотя вчера засыпал над буквами на клавиатуре. Сквозь банановые листы и жалюзи на окне пробивается колоритное солнышко. На пробежке понял, почему окинавцы так схожи с детьми. Вокруг порхали бабочки, стрекозы, пели птицы, на асфальтированные тропинки выползали улитки, и я боялся неумышленно их раздавить, перепрыгивая через них. Я бежал через хаотично разбросанные серые семейные надгробия и капустные поля с тростниковыми зарослями и улыбался этому дню. От случая к случаю виделись фермеры – немолодые сесоксцы, прибывшие на ржавых велосипедах и джипах. Мы здоровались или кланялись друг дружке, глядя в глаза, как прежные друзья. А затем встретился биосферный заповедник. Белый как снег, цементно-стеклянный, навевающий воспоминания космическую станцию, вокруг которого бегали полудикие кошки и были утверждены самодельные таблички под кустами «осторожно, в этом месте живут хабу». Кажется, что их рисовали дети. Я нашел неуказанный на карте песочный пляж, припрятанный под навесными скалами, в жарких деревьях с колючими листьями и огромнейшими ананасоподобными шишками и понятное дело же не смог не искупаться и понырять. А затем в волнах скапливал разноцветные ракушки, как в собственном далекое-далеком детстве. И не жалел, что не взял фотографический аппарат, поскольку сразу бы стал недетским. Уходить не желалось, но окрестное солнышко вчера подпалило меня, а сметаны в их торговых центрах отродясь не видели.

В гостинице или до сих пор спали, или уехали на работу, экскурсии. Я как говорится не знаю, много ли внутри него живут постояльцев, поскольку шумов эффектов они не издают… И как в неблизком детстве я варил себе овсяную кашу из японского молока и тульских хлопьев и в придачу с вареньем из питерской небольшой вишни. Лишь только чашечка кофе напомнила мне про то, что пора взрослеть как минимум на промежуток времени. А затем взять вещи и пойти смотреть на рыбок и акул в океанариум, что в пяти километрах от меня…

Пять километров растянулись в десять и два с половинкой часа. Я заметил, что чем медленнее двигаюсь по местности, тем колоссальне замечаю, и в соответствии с этим значительне увлекательного попадает в объектив фотоаппарата. Еще рано утром размышлял, имеет ли резон отдавать тысячу за аренду преклонного возраста, крохотного китайского двухколесника с ржавой цепью и 4-мя передачами, но рано утром принял решение, что он не следует этих наличных средств. И правильно. В противном случае бы я не заметил рыбака с удочкой в хирургической личине ловящего рыбу с пирса. Как задалась вопросом моя знакомая, увидев
его фото в инстаграмме:- А он болен или это прикол у них таковой?- Очевидно, что он не болен с европейско-российской позиции. Треть населения надевают маски, а сегодня встретил дорожных действующих в респираторах. Хоть и есть симптом мизофобии – страх загрязнения, но думаю, что ему подвержена вся нация.Везде дезинфекторы, везде аэрозоли, обувь на улице, влажные салфетки в кафе, а торговые центры бытовой химии – это клондайк для абсолютно любой домашней хозяйки. Перчатки для протирки пыли – необходимый и хороший аксессуар! Не буду углубляться в подробности, поскольку тут и до шизофрении можно дорассуждаться…

Не встретил бы бабочку, которая на вид напомнила мне крохотную птицу. Она неспешно перелетала с багряных бутонов неизвестных мне цветов, грациозна махая черными крыльями. Не остановился бы у ядрено желтой мороженицы, для того, чтобы сделать попытку здешнего окинавского мороженого. Понятное дело, я пробовал уже в этом месте мороженого из зеленого чая матча из уличного морозильного автомата. Ну, вкусно, но все точно также чем-то смахивает на итальянское желато. А окинавское в кафе, — это нечто! Вновь вспомнилось детство, когда украдкой от мамы я ел снег. Так вот, оно из снега! Ни капли молока во вкусе. Снег, приправленный манговым сиропом и красиво оформленное замороженными кусочками этого фрукта. Даже на макросъемке явны кристаллы льда. Не зашел бы магазинчик, в каком окинавский Папа Карло из здешнего бука-тиса строгает детям и старшим игрушки.

— Гутенг таг, херр!- Хосэ масэ! – я ему в ответ…- Вэ а ю ком?- Раша!- Не слышал…Это где? (это уже в переводе с английского)- Руссо…Москоу! – вспоминаю итальянский.- А, Русси! Знаю такую страну. Жарко на Окинаве?- Комфортно! – сам же вспоминаю, что вчера в столице России выпал снег и очевидно началась зима.Вообще, мы поняли друг друга. Я пересмотрел и перетрогал все, на что падал глаз. Представил самое себя на районе своего сына, подобрал машинку, и по-взрослому поторговался с дядечкой. Он сбросил три сотни йен, красиво все упаковал, подложив под подарок соломку, дал буклет, пакет, и мы распрощались.

Или действующих, прокладывающих кабель под тротуаром. Окинавские действующие – еще те мизофобы! Белые каски, белые резиновые сапоги, белые респираторы и костюмчики цветы выгоревшей морской волны. Так вот, они пока что сделали на магистрали попеременное одностороннее перемещение, снабдив это предупреждающими знаками, мигалками, стрелками, переносными цветочными клумбами и регулировщиком с белым флагом, какой кланялся кое-каким водителям и одинокому пешеходу…то есть мне. Не знаю, хотел ли он фотографироваться или нет, но в кадр попал. Такого колоссальне ни у кого не увидишь.

Так нескучно я дошел до океанариума – Okynawa churaumi aquarium. Уже на подходе я понял, что тишиной в этом месте не пахнет, не смотря на понедельник. Учащиеся школ и учащиеся ВУЗов массово приехали в сюда понедельник, для того, чтобы посмотреть на рыбок, акул и черепах. Как выяснил на кассе, вход для них безвозмездный, с меня же взяли 1800 йен. Радовало, что в столице России не дешевле. Океанариумы я посещаю везде, где бываю. Два десятка уже видел, по крайней мере. Сам увлекаюсь аквариумистикой со школы и включаю в себя три аквариума. Но коренный аквариум – это нечто! Говорят, что на свете только лишь атлантский крупнее. Не знаю, обычно к заявленным объемам воды и количеству
обителей в них я отношусь скептически. Ни измерить и ни посчитать. Главное – это ощущения и комфорт. Пусть у них wifi сигнал хуже чем в продуктовых торговых центрах Lawson, но сюда не за этим приходят. Пусть те же ряды ненужных сувениров и обыкновенный покупательский ажиотаж. Все можно списать на менталитет японцев. А 99% туристов – это окрестные. Но видели ли вы, как кормят трех восьми-десятиметровых акул с полусотнями скатов, как аквалангист в темном гидрокостюме и белых ластах, судя по бедрам представительница слабого пола, умело жонглирует губкой по стеклу среди них, как светятся глаза у рыб в рыбном планетарии и всякое разное, от которого непроизвольно открывается рот…

Следом были черепахи, морские котики и дельфины. Все бесплатно, даже получасовое шоу с 5-ю дельфинами. На любое выпрыгивание млекопитающего из воды публика громогласно награждала и завывала дрессировщиков аплодисментами. Из шума и резких впечатлений я попал в тишь Тропического центра грезы. Оставался час до закрытия, солнышко садилось, в следствии этого я сомневался, тратить ли 680 йен на него или нет. Но девушка-кассирша в кимоно задалась вопросом, есть ли у меня билет из океанариума и получив утвердительный ответ, сказала, для меня пятидесятипроцентная скидка. Колебаний уже не осталось и я углубился исследовать тропики. Понятное дело, свежи в памяти двухлетние впечатления от сингапурского «Облачного леса», но тот факт Сингапур, а тут городок сельского типа Мотобу, в каковой то всего 14000 обитателей. Но удивился и в этом месте. Огуречное дерево с зелеными плодами, торчащими из ствола, яичное дерево с плодами в качестве желтков а также некоторое количество десятков таковых, о существовании каких я не предполагал. В перспективе их, плодоносящие и подрастающие джек-фрукты, питахайи, кивано, авокадо, мангостины, казались местными грушами и яблоками. Подмывало сорвать, поскольку контроля практически никакого, как и гостей, но стыд и порядочность возобладали и достаточный собой я ушел бесплатно обследовать эрбористерию и лесок, где было еще намного более пустынно, а точнее никого, поскольку клиенты прибыли на 4-х колесах и кто пойдет в такую даль. Протяженность паркового комплекса едва ли не 4-е километра.

И сегодня встречал закат на ходу, размышляя о пережитом дне, японцах и том, чем порадовать самое себя на ужин. Возле моста на остров Сесоко рано утром заприметил сетевой магазин Aeon и принял решение, что сырое мясо осьминога, тунца, бурый рис с водорослями, коктейль из авамори с манговым соком и чайные чипсы – станут удачным намерением для завершения нелегкого дня.

17.11.15

Опять проснулся без будильника. Заметил, что у почти всех в столице России в будущем засыпание и взаимно пожелали друг дружке «хладнокровной ночи и доброго утра». Сегодня я уезжаю с острова Сесоко. Вчера отправил запрос в четырехзвездочный пенсион в городке сельского типа Мотобу на ранний заезд, но ответа не получил. Обычно заезд в островные гостиницы после трех часов, а отъезд, не позже десяти. В моем гостинице можно и вслед за тем, но доплата пятьсот йен за всякие полчаса.

В утреннюю пробежку взял рюкзачок, для того, чтобы нарубить веточек сахарного тростника в подарок родным, но он оказался довольно толстым для перочинного ножа и я эту затею оставил. Зато по стечению обстоятельств обнаружил дикорастущий огурец гойя. Не знаю, как его используют, но вид сморщенного
плода не стимулировал аппетита. Все же, сорвал пяток. Заключительное купание в бухте, для того, чтобы унести в памяти ощущения от моря и в отель на сборы в путь. Некоторое количество тревожно за жизнь в деревнях Кунигами и Хигаши. Кемпинги то там есть, но везде необходимо приходить со собственной палаткой, а я так и не принял решение захватить ее из Столицы России. На букинге значится всего один отель в окрестностях села, но номер там стоит от 250 евро в день.

В десять отдал ключи от номера. Немного он поднадоел. Ни одного раза не убирали за это промежуток времени и мусор не выносили, влажность высокая, порой гигрометр показывает 85%, размещение проветрить нет возможности, кондиционер оживленный, вчера под моим окном кто-то кого-то грыз, а затом громко свиристел. Да и с сушкой постиранных вещей немногие сложности. В гостинице есть стиральные агрегаты, но сушильные агрегаты под замком и настоятельно просят оплаты. Но несмотря на все вышесказанное у стульчака пять режимов обогрева, и я приноровился сушить на нем мокрые спортивные тапки и носки. Если взглянуть под другим углом, номер стоит тридцать евро в день, поэтому эти все огрехи можно простить.

— У вас отъезд 18-го, сэр… завтра,- сказал мне коренастый японец на ресепшене, сверяясь с разноцветной картой-графиком.- Спасибо, я знаю… До свиданья!- Так вы колоссальне не придете?- Ой, извините, что-то перепутал в собственном календаре. В данный момент проверю бронирования в кабинете пользователя.В действительности, он прав, заезд в пенсион с романтическим заглавием «Желтый дом» значится восемнадцатым ноябрем. Значит, рано я попрощался с островком и с гостиницем. Буду сушить вещи дальше и обследовать окрестности.

Пока шел по островному мосту любовался горами Окинавы и размышлял, а не пойти ли на прогулку. Солнышко парит, и там можно укрыться от его лучей. Но в первую очередь принял решение уточнить, во какое количество самый близкий автобус в город Наго. В случае если ожидать меньше часа, то поеду в город – искать палатку и исследовать достопримечательности. Данный город – центр северной части острова. Внутри него живет немного больше шестидесяти тыс. людей. У японских населенных пунктов есть два символа: дерево и цветок. У Наго в соответствии с этим фикус и леукорилион. В столице Окинавы встречал рекламу здешнего полумарафона, какой проводится едва ли не сорок лет. Как говорится окинавцы – довольно бегающая нация. В начале декабря в г. Наха будет проходить марафон, в каковом зарегистрировалось тридцать тысяч марафонцев. То есть любый 10-й житель и это при том, что регистрация довольно недешева – десять тысяч йен и лимит жаждущих был исчерпан в начале июля.

Автобус был через двадцать минут и следовательно я оказался в населенном пункте. В прошлую поездку заприметил спортивный магазин с огромными надписями знаменитых японских брендов «Asics» и «Mizuno» и сегодня зашел в него. Честно говоря, такого количества моделей спортивных тапок раннее в одно и тоже время под единственной крышей не встречал. Некоторое количество сотен моделей в три ряда только лишь двух этих брендов бок о бок с марафонками и шиповками. Как не прискорбно, мужские габариты заканчивались на 27,5 см. Продавщица сказала, что огромные спросом не пользуются. Но несмотря на все вышесказанное купил женские спортивные тапки. Заметил, что процентов девяносто спортивных тапок белые и на полках
обувь лежит парами, а не штучно. На островке нет снега, грязи и пыли на улицах. Заключительный факт доказывают мои белые спортивные носки. Второй этаж этого спортивного клондайка был приурочен к бейсболу. Сказывается североамериканское воздействие. Хотя их лично в этом месте едва ли не не встречал. О палатке в торговом центре не слышали и где найти не смогли подсказать.

Ближайшим на пути была комиссионка. Подобные жили в Совковом Союзе. Бэушные товары и продукция устаревших коллекций – все вперемешку. Новая четырехместная палатка стоила десять тысяч и была довольно объемна. Зато купил недавних обычных чашечек из японского фарфора…по сорок и по двадцать пять рублей. Те же в обыкновенных торговых центрах стоят в 10 раз дороже, я уже не говорю про подарочные лавки. Временами складывается ощущение, что островитяне любители старья. Часто встречал видеомагнтофоны и аудикассеты, агрегаты разве что не 40-х годов, а полевая техника, так как говорится из 19-го века. Пришел к выводу: «японское проживает вечно». Зато они не стесняются надписи «Сделано в Китае» и что в торговом центре спортивных тапок и в комиссионке это подчеркивается, хотя разница в цене не слишком заметная.

От любопытства заглянул в прачечную. Восемь килограмм постирать стоит сто йен, просушить три сотни йен. Понравилась дизайном и просматривающимися через стекло витринами пастицерия. На них крохотные произведения кулинарного искусства, а за стеклянной перегородкой трое представителей сильного пола колдовали над тортами. Девушка продавщица мило разрешила отснять их товар и я угостился пирожным, скорее всего, в общеевропейском типичном жанре. Поскольку японские сладости весьма неординарны на вкус и от случая к случаю ожидая сладкое, приобретаешь соленое и наоборот. Довольно распространены сладкие тарталетки из здешнего красного картофеля.Завидев надпись Городской музей, зашел. На меня никто не обратил внимание. Входная плата отсутствовала, и я исследовал историю этого населенного пункта в восьми залах, оформленных в средневековом жанре на двух этажах. В дворике музея были аквариумы с морскими рыбами, и они собой представляли фауну этого муниципалитета.

День был тропический, но время от времени набегали низкие облака, и накрапывал дождь. Я шел по малолюдному населенному пункту, заглядывая в обнаруженные двери-окна, исследуя надписи и помещения и мои грезы о палатке, таяли с всяким метром. Я увидел, как предпринимают циновки, как чинят лодки-мотоциклы, как шьют одежду, как выпускают булки, а на островке – это редкость; привычного хлеба в этом месте как говорится нет, но палаток не было. Британские буквы в этом месте редкость, хотя в туристических районах обычно все надписи дублируются на британском, китайском, корейском, а в некоем встретил и кириллицу. Но в этом месте я был один и никто ничего не поставил свою подпись в.Выпив смуси из гойя (огурец), шиксвы (цитрус), капусты, зелени и банана, поинтересовался у хозяина, разговаривает ли он на британском.- Я…нет, извините, подождите минутку, — дал ответ он мне и набрал чей-то номер телефонного аппарата. Там была девушка, которая прилично и быстро говорила на нем. Я рассказывал ей о палатке, о кемпингах и интересовался кратчайшим торговым центром. Она что-то довольно бегло говорила о кемпингах, и я не поспевал за ней, особенно, сложнее, когда не видишь лица.

Тогда я задался вопросом у хозяина,
знает ли он что таковое палатка, то бишь «tent» и продемонстрировал фотоснимок друга в кемпинге на Монблане, что была в планшете.- А, тенто, ОК!- А где приобрести? — и я продемонстрировал знак «наличные средства» и google карту.- Вот здесь…Makeman! – и он набрал в поисковике на ноутбуке магазин, и карта отразила адрес. Я сверился по карте со своим планшетом, выходило километров пять. Он предложил подвезти меня на автомобиле, но я категорически отказался, сказав, что и так дойду, а он пусть работает. Построив маршрут через не очень большие улочки, я провел исследование городские кварталы. Чистейшие и зеленые, заполненные яркими и цветами красками. В кое-каких дворах столкнулся со удивительной традицией – подвешивать на деревья искусственного происхождения листья, а на виноградники – бутафорные гроздья. Зашел и в магазин бывших в употреблении автомобилей. За десять тысяч йен можно приобрести машину на ходу. Не знаю, стоит отметить, какую на нее дают гарантию.

Завершились уроки, и детвора возвращалась из школ. Мальчишки кланялись и здоровались мне, а девочки махали руками. В населенном пункте не принято, для того, чтобы старшие приводили детишек из школы жилищей, даже первоклашек.Палатку я купил, а бок о бок с ней и чайник. Попал даже на автобус, очередной на мой остров Сесоко. Посчитал, что это удача, поскольку всего идут по стопам два рейса в сутки.

18.11.2015

Настольные часы открывают 7:18 и 92%, заключительное это влажность. Через две минуты прозвенит будильник на молчащем телефоне. В моем номере сотовый сигнал не пробивается. Настроения непонятно почему нет. Лицо отекло. То ли от влажности, то ли от экзотики. Радует, что приятели еще не ложились.- Как ты там, на фабрике Edwin был? – спрашивает Женя из Гамбурга. Он вчера посещал по приглашению завод Montblanc. А бренд – это заглавие японских джинсов.- Нет, я двигаюсь на север, в горные деревни, тут эдвины не носят… Купил палатку…ухожу в мангровые леса.- Завещание составил?- Не успел…если что, оставляю твоему вниманию новенькие лимитированные эдвины, приобретенные в Наха.- Пришли к соглашению!Палатку то я купил. Размер ее по длине 170 см, по ширине 120 см. Можно и калачиком свернуться. Но когда повернул, стало ясно, что это тент и внутри него нет еще двух стен. Вспомнил слова Андрея – инструктора по выживанию: «Существовавших спецназовцев не бывает!» и стало полегче. Наконец-то, можно приобрести клеенку или огромные пакеты для мусора и скотч. Он в свое время демонстрировал, как строить жилище в лесу.Пробежался по набережной располагающегося рядом острова. Купаться не хочется. Позавтракать и переход в пансион. Его хозяин прислал доказание, что готов принять меня на два часа в прошлом заявленного чек-ина.

Метки записи:

,

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Окинава online".

* Обязательные для заполнения поля

Twitter-новости
Наши партнеры
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте